?

Log in

No account? Create an account

Entries by category: армия

ПараТЪ ....
mina030
Крупнейшим мероприятием «боевой подготовки» ВМФ РФ в 2018г. стал Главный военно-морской парад.
По заявлению экс-Главнокомандующего ВМФ Королева в крупномасштабных учениях «Восток-2018» было задействовано в три раза меньше кораблей, судов и катеров чем в ГВМП-2018 ( "отмечу участие сил ВМФ в крупномасштабных манёврах «Восток-2018», где было задействовано свыше 60 кораблей от 20 соединений Северного и Тихоокеанского флотов" - - интервью газете «Красная Звезда» «Россия укрепляет статус океанской державы» 26.11.2018г)

№ УГ-73487 от 29.12.2018г.
Министру Обороны Российской Федерации
генералу армии Шойгу Сергею Кужугетовичу.

Рапорт.
Настоящим докладываю:
1. В 23.50 28.07.2018г. мною, на вероятном маршруте движения катера с Вами и Верховым Главнокомандующим ВС РФ на Главном военно-морском параде (ГВМП) была выполнена постановка макета якорной неконтактной мины. 29.07.2018г. в ходе ГВМП Ваш катер прошел точно над нею, - фактически, при проведении противником реальной операции по устранению Вас и ВГК, задача им была бы выполнена.
Приношу извинения, я вынужден был пойти на это для того что бы «достучаться» до ответственных структур и добиться разрешения критических проблем безопасности страны, ВМФ и морского подводного оружия (МПО).

О том что противоминной обороны (ПМО) в стране фактически нет (а те корабли которые «есть»(включая «новейший» проект 12700 с комплексом ИСПУМ) –небоеспособны против серьезного противника, многократно докладывалось мною в МО (рапорта №УГ-18040 от 16.03.15, УГ-43460 от 25.07.2017г. и ряд других), ВМФ (вх.11977 от 21.11.2014ги ряд других), и ряд других организаций. Более того – вынужден был ставить эти вопросы публично в ряде крайне острых статей в СМИ. Я понимаю что это не нормальная ситуация, когда такие вопросы приходится так, настолько остро и жестко ставать публично, но это вынужденное решение – ввиду полного игнорирования и сокрытия со стороны ВМФ реальных критических проблем своей боеспособности. В приложении – копия рапорт ГК ВМФ Королеву, «цена» отписок и «действий» ВМФ – то что произошло 29.08.2018г. на ГВМП. ВМФ сначала (в 90х) «забрал себе» «подводные задачи» у БОХР и ФСБ, а уже в 2000х, - у ФСО. Из интернета – «маразм с привлечением флота к обеспечению безопасности от мнимых угроз начался, с 2003г. когда одна «светлая» голова выслуживаясь предложила провести траление фарватера в Питере для катеров объектов гос.охраны. Так с той поры тральщики … вхолостую и рубят воду на …. мероприятиях …. Сами офицеры считают это глупым мероприятием»
При этом «отношение» ВМФ к задаче ПМО исчерпывающе характеризуется фразой Начальника службыМПО ВМФ Тарана И.М.– «когда корабли подрываться начнут, тогда мы меры предпринимать и будем» (январь 2015)
ПМО – наглядный пример критического состояния и отставания МПО ВМФ, масштабы которого ставят под вопрос целесообразности строительства ВМФ в облике существующих планов.
Необходимо особо подчеркнуть явную искусственность «торпедного кризиса ВМФ». Мы имели разработки на достойном уровне - на уровне НИР до конца 2000х мы были не просто близки с западом, а имели рабочие (подтвержденные в море) прорывные решения, обеспечивающие наше превосходство в МПО и подводной войне. Однако по результатам ОКР, а главное – уровню МПО в боекомплекте флота военно-технический разрыв просто катастрофический (достигающий полувека!).
При этом МПО это не «что-то не очень важное», МПО это наиболее критическое и провальное направление ВВСТ РФ, в т.ч. крайне важное для обеспечения обороноспособности и стратегического сдерживания. Фундаментом последнего является не «дальность полета и количество боеголовок», а неотвратимость ответного удара, основой чего является боевая устойчивость МСЯС (важнейшая частью чего является МПО).
Очевидно, что противник будет стремиться бить по наиболее слабым нашим местам. В системе ВС РФ таковым является ВМФ, а в ВМФ – наиболее критическое положение – МПО. При этом он будет стремиться максимально ограничить «уровень конфликта» для исключения глобальной эскалации и применения ядерного оружия. Слабых бьют! И эти наши «слабые места» провоцируют противников на «силовые действия».
В случае военного конфликта с Турцией (в 2015г.) нас ждал разгром – и Черноморского флота, и нашей группировки в Сирии (в силу географических факторов). В случае ЧФ нам не помогло бы даже наличие умного и решительного Командующего ЧФ (адм.Витко) ввиду абсолютного военно-технического отставания ЧФ от ВМС и ВВС Турции (кроме береговых комплексов)).
Если бы провокация (заранее спланированная) по сбитию нашего Су-24М была проведена по одной из ПЛ ВМФ в Средиземном море, то турецкая ПЛ потопила бы даже новейшую атомную ПЛ «Северодвинск» (проект 885) – ввиду отсталости торпед и абсолютной неэффективности средств противоторпедной защиты (ПТЗ) всех наших ПЛ (включая новейшие). Журнал «Морской Сборник» №7, 2010г., контр-адмирал Луцкий: «строящиеся ПЛ проектов «Ясень» и «Борей» предлагается оснастить системами ПТЗ, по техническим заданиям еще в 80х гг .., результаты исследований эффективности этих средств .. свидетельствуют об исключительно низкой вероятности непоражения уклоняющейся ПЛ».
То о чем писал Луцкий в 2010г. было в итоге принято ВМФ с махровыми нарушениями и подлогами при проведении «испытаний» и сегодня находится в ГОЗ (сайт госзакупок).
Хороший вопрос – какие торпеды сейчас в боекомплекте ПЛАРБ «Владимир Мономах» и «Александр Невский»? Анализ сайта госзакупок говорит что это УСЭТ-80, т.е. не просто «морально устаревшая» торпеда с крайне низкими ТТХ, а просто «антиквариат» - ее батарея скопирована с западных 50х годов, а система самонаведения (ССН) «воспроизведена на отечественной базе» с американской торпеды … начала 60х годов! Более того – не факт, что она вообще «заведется» - т.к. у нас никогда не проходили испытания на взводимость (включение) на холодной воде медно-магниевые батареи, и есть факты ставящие под вопрос боеспособность торпеды в этих условиях. Длительное время КМПО «Гидроприбор» предлагает для этой торпеды литий-ионную практическую силовую батарею имеющую многочисленные отказы по системе защиты, – т.е. прямую предпосылку к взрыву и пожару на торпедной палубе. Тем не менее через Чиркова В.В. эта батарея все-таки попала на наши ПЛ (в рамках ОКР «Кант» - «модернизации» УСЭТ-80, с ТТХ якобы «нового» изделия много хуже американской торпеды Mk48mod1 1971г.)
Мы «вроде бы проводим» «учения в Арктике» … однако у нас вообще никогда не производилось торпедных стрельб подо льдом с включенными системами самонаведения (!!!). В это же время противник проводит такие стрельбы ежегодно с расходом двух десятков торпед на каждую ПЛ! Т.е. мы в Арктике занимается «фитнесом» - противник занимается там жесткой боевой подготовкой.
Наша морская авиация вообще никогда не применяла фактически (в практическом варианте) противолодочные торпеды (начиная с оружия 3 поколения), сбрасывая просто «болванки»! «Ценность» такой «боевой подготовки» - не просто нуль, это ее просто ее дискредитация!

Фактически, противолодочной обороны у страны сегодня нет, развертывание сил ВМФ, боевая устойчивость МСЯС заведомо не обеспечены.
Не имея нормальной торпеды (даже будущие «Футляр» и «Ихтиозавр» сложно назвать современными) мы влезли в аферу с «вундерваффе» «Статус-6», при том что заявления о ее якобы «непоражаемости» и «эффективности» ангажированы и ложны, - «Статус-6» имеет большую отрицательную плавучесть, т.е. ему нужна высокая скорость, а это несовместимо с скрытностью.
Непонятна позиция действующего Главкома ВМФ Королева по этим критическим недостаткам, о них он знает, – но где решения и действия по их устранению? Никто из прямо ответственных должностных лиц ВМФ и МО (Нач. Службы МОП ВМФ Таран, Нач. торпедного отдела ЦНИИ ВКВолошин, Нач. противоминного отдела ЦНИИ ВК Радченко, Нач. отдела ДОГОЗ Каплоухий) не понёс никакой ответственности.
Я имел непосредственное отношение к событиям связанным с МПО и разработкой Концепции МПО, т.к. с 2007г. тесно работал по данной тематике с Советником Министра обороны РФ адмиралом Сучковым Г.А. Отправной точной этой работы стала разработанная в 2006г. концепция модернизации АПЛ 3 поколения и их вооружения, установленным порядком отправленная с 10 дивизии АПЛ ТОФ в ряд организаций (ВА ГШ, Оперативное управление и центральные управления ВМФ, ВМА, организации ОПК). По ряду важнейших характеристик эти предложения 2006г. существенно превосходят то, что сегодня реализуется в рамках программы по модернизации АПЛ 3 поколения. Дословная оценка Генерального конструктора ЦКБ «Рубин» Баранова И.Л. - «Вы ставите вопросы, от которых впору стреляться!».
При необходимости готов доложить по все этим вопросам лично и дать необходимые пояснения, однако сейчас ситуация такова что вынужден указанные вопросы поставить в рапорте на имя Верховного Главнокомандующего.

29.12.2018г.
кап.3 ранга в запасе Климов М.А.

В приемной МО РФ все поняли сразу ("новогоднее настроение слетело вмиг"), попросили подождать.
Мужик который принимал, подошел минут через 10, с тяжелым вздохом ("да, все соответствует" - по предшествующим обращения и рапортам).
Рапорт сразу ушел НГШ, причем от флота скрывался месяц.
Дальше … видим было - "флот наблудил, пусть сам и отвечает", спустили на флот
"Ответ" МО и ВМФ:


Ситуация представляет собой просто "сюр".
О возможности постановки МЗ противником "под ГВМП" предупреждались ВСЕ "кому положено" (у флота просто "кол на голове тесали").
Пофиг.
Постановку макета 28.07.2018 видела охрана, прохожие, снимали камеры (освещение было хорошим, и было видно даже отделение якоря с последующим погружением макета). На макет были установлены дополнительные отражатели, и он был не просто хорошей гидролокационной целью, но и однозначно классифицируемой как "ЯМ на придонной стропке" (по акустической тени). Но ни на одном корабле ГВМП даже гидролокатор включен не был!

По произошедшему знает масса народа, в т.ч. и "всем кому положено". Однако доложить Верховному, видимо, боязно.
Более того, имеются веские основания полагать, что по ситуации начала июня ВМФ даже не планировал мероприятий по необходимому противоминному обеспечения ГВМП (и ВГК). Сейчас, после моих "неофициальных советов" "некоторым лицам" возможно "что-то" сделано. Но это "что-то" - только для "прикрытия филейной части", ибо на сегодня ВМФ не в состоянии разработать и провести необходимый комплекс организационно-технических мероприятий по обеспечению безопасности ГВМП и ВГК на нем.

PS
Первое. Сейчас негодяи (не имея ничего ответить по делу и фактам) начинают типа http://ren.tv/blog/408673
конкретно это "реакция" на
Российский Военно-морской флот не только не имеет ни одного выстрела торпедами с включенными системами самонаведения в ледовых условиях, но до самого последнего момента не имел торпед, способных надежно наводиться в ледовых условиях. Сейчас такие торпеды появились – это «Физик-1» с телеуправлением, которое, подчеркну, крайне важно в ледовых условиях, в том числе при стрельбе на короткие дистанции. Но дело вновь с мертвой точки не движется.
Вопрос о проведении своих специальных учений, аналогичных ICEX, многократно ставился инициативными офицерами российского ВМФ, однако «воз и ныне там». Причины отказов в организации таких учений варьируются от «нет денег» до откровенной боязни «вскрытия» острых проблемных вопросов. В результате мы получили ситуацию, когда сегодня подводные силы ВМФ РФ в подледных условиях фактически небоеспособны. Очевидно, что данная ситуация нетерпима и необходимы решительные меры по ее исправлению в кратчайшие сроки.

http://nvo.ng.ru/armament/2019-04-05/8_1040_threat.html
Да, возникает вопрос по "справочке" ;)
На отчетное партийное собрание прибыл Сам начальник Политического отдела тыла Военно-морской базы. "Борец за идею" так мощно чесанул с трибуны, что начальник Политического отдела в изумлении прямо спросил его, все ли у него в порядке с головой? И при этом покрутил пальцем у виска.
– У меня-то все в порядке! И бумажка об этом из Института имени Сербского имеется.
При этом он достал из внутреннего кармана тужурки какой-то листочек и помахал им в воздухе.
– А вот у Вас такой бумажки нет, так что еще неизвестно

https://www.proza.ru/avtor/bozin
К "справочкам" у нас отношение, мягко говоря, ироничное.
А вот к ИСКАМ (к коим "справочка" идет приложением) - все гораздо серьезнее. И В самое ближайшее время РЕН ТВ (и не только) придется отвечать за свою ложь и клевету.
Второе и главное.
Исполнитель "ответа" от ВМФ начальник службы морского подводного оружия г.Таран

https://topwar.ru/156486-chto-ne-tak-s-nashimi-tralschikami.html
(и его соучастники) в "холодном поту" надеются что "это была шутка".
Нет, это не было шуткой.
Да, "верх" у макета сорвало (ибо специально было так сделано), возможно даже в ходе ГВМП-18
А вот "низ" (ЯКОРЬ) так и лежит в месте постановки.
Так что это (и иные) "материальные подтверждения" и доказательства имеются

Противоминные комплексы на МВМС-2019.
mina030
Интегрированная система поиска и уничтожения мин «Александрит-ИСПУМ-Э» (ГНПП «Регион», г.Москва).
Предназначен для поиска и уничтожения морских мин (в т.ч. на ПМК пр.12701 «Александрит-Э»).
В состав комплекса входят:
• самоходный подводный аппарат (СПА);
• транспортируемые изделия размещаемые на СПА – полезная нагрузка (ПН) , буй-обозначитель (БО);
• буксируемое тело (БТ);
• подъемно-опускное устройство с расположенным на нем подкильным антенным модулем;
• комплекс аппаратно-программных средств управления (КАСУ);
• система лебедочная кабельная (СЛК) с грузонесущим элекрооптическим кабелем;
• подсистема специального электропитания (СЭП)
• прибор электропитания подводных аппаратов;
• корабельная часть телевизионной системы (ТВС);
• оборудование технологическое.
Скрины с рекламного видео ГНПП «Регион»:

Важно: наличие в составе ИСПУМ 3 отдельных ГАС, и в т.ч. низкочастотных режимов работы ГАС миноискания.
Обращает на себя внимание определенная «избыточность» по сложности ГАС («многочастотная ГАС»), в отличии от большинства ГАС миноискания имеющей низкочастотный тракт поиска и высокочастотный классификации.

Характеристики комплекса:
• глубины: 10-300 метров;
• море до 3 баллов включительно;
• скорость при поиске подкильной ГАС до 10 уз;
• скорость при поиске с БТ до 12 узлов;
• максимальное заглубление БТ 150 метров;
• скорость при поиске с СПА 6 уз.
ГНПП «Регион» сейчас разрабатывает гражданскую версию комплекса:


Комплекс ТНПА «Янтарь» (ООО «НКППП «ИДРОБАЛТИКА», г.Калининград).
Одним из самых интересных моментов МВМС-2019 стало широкое представление на российском рынке всей линейки ТНПА PLUTO (под российским брендом «Янтарь»).

Скрины с рекламного видео и фото ТНПА и рекламной продукции ООО «НКППП «ИДРОБАЛТИКА».

«Полная» и «минимальная» консоли управления ТНПА, линейка предложений ТНПА PLUTO, экран ГАС ближнего поиска, буксируемый буй связи, применение ТНПА PLUTO PLUS c беспилотного катера (БЭК).

Наряду с ГАС «ближнего обзора» (размещена под прозрачным обтекателем в одном блоке с оптическими средствами), представленный образец ТНПА PLUTO PLUS был оснащен ГАС «дальнего поиска».
За счет применения тонкого кабеля (диаметр 3.5мм и длиной 2км), обеспечено применение ТНПА на высоких течениях (до 3 уз) и волнении моря до 4 баллов.
ТНПА PLUTO PLUS имеет умеренную массу (320 кг без «полезной нагрузки»), возможность применения как «тяжелых» боевых частей («полезных нагрузок»), массой порядка 100кг, так и малых. Представленный на МВМС-2019 образец ТНПА PLUTO PLUS был укомплектован весо-габаритным макетом полезной нагрузки массой (на воздухе) 45кг.
Кратко и исчерпывающе ТНПА PLUTO PLUS можно охарактеризовать словами: «проста и функциональность». PLUTO имеют очень простую, в ряде технических моментов даже «примитивную» конструкцию, но при этом весьма функциональны при решении задач ПМО (и иных), надежны, имеют умеренную стоимость (A gennaio 2009 deciso l'acquisto dei primi 2 nuovi ROV Pluto Gigas, per 3.449.917 €, Gaymarine Srl, Acquisizione di 2 Remotely Operated System (ROS) - Pluto Plus -, euro 1.368.040,00).
Огромный опыт применения ТНПА PLUTO при решении различных задач, позволил до совершенства отработать конструкцию и методику применения ТНПА. В силу этих причин они пользуются большим успехом не только в ВМС Италии, но и других странах, вплоть до попыток их копирования (например, в Китае).








PS
Много лет назад, на 1 курсе ВВМУ им.Фрунзе, в увольнении купил книгу Романова о гибели "Комсомольца" (еще первое издание, в желтой мягкой обложке), и на одной из первых лекций по ТУЖК ("Теория устройства и живучести кораблей") спросил уважаемого и заслуженного преподавателя (кап. 1 ранга, бывший Нач. кафедры ТУЖК в Баку) об этой книге. Он ответил. дословно:
- Это пощечина всему офицерскому корпусу ВМФ, но пощечина абсолютно заслуженная. Я купил ее своему сыну-подводнику с наказом перечитывать перед каждой боевой службой.

PLUTO ("Янтарь") на МВМС - такая же пощечина - и нашему ВМФ и нашему ОПК.

Из диалогов в последний день салона:
- Нельзя их к нам на рынок пускать! Уже "хранцузами" "наелись"!
- Они не "хранцузы", и у них все работает ...
- Да у них все просто и элементарно, что ... [названия ряда отечественных фирм работающих по тематике ТНПА] не смогут такое же сделать?!?!?
- Смогут. Точнее - могли. Бы. НО НЕ СДЕЛАЛИ. Что им мешало? И если даже не для ВМФ то для ... [крупный гражданский заказчик, искавший такие ТНПА]. Что мешало им сделать?
Сейчас, - да смогут. Но через сколько ЛЕТ? - ибо это новый ОКР (т.е. 2-4 года)! А требования к этому ОКР у нас кто-то в состоянии выдать?!?!? Ибо по-хорошему нужен серьезный комплексный экспериментальный НИР по тематике! А это года два - только на НИР (который еще нужно открыть!). Единственной альтернативой была "Маевка", но ее "убили", ГК уволен. ВСЕ, сегодня нам просто негде взять тяжелый ТНПА ПМО. И в этих условиях отказываться от предложений "ИДРОБАЛТИКИ" просто глупо.
И еще один фактор, - да их ТНПА ОЧЕНЬ ПРОСТЫЕ. Даже "примитивные". Но они работают. и успешно решают свои задачи. И это тоже урок нашим разработчикам и флоту, - в том плане, что в изделий и комплексы пихают фантастические требования и "возможности", не думая о цене, сроках, массовости и простоте эксплуатации! Так что пусть учатся у заграницы. - и те и другие!


Что мы по-сути имеем?
Да, на ПМК проекта 12700 установлен ИСПУМ. Как ГАС миноискания он очень и очень неплох (в "Регионе" акустическая школа очень сильная), однако избыточно сложен, и имеет очень высокую стоимость. Однако главная проблема ИСПУМ в другом: его ЕДИНСТВЕННЫЙ "молоток" (уничтожать мины) является крайне дорогостоящим "куском гидроакустического комплекса" весом в тонну, с физполями с которыми он подорвется на первой же "мине-защитнике".

Т.е. ПМК пр.12700 с ИСПУМ - это "корабль до первой мины" (с современным взрывателем).
"Идею" СПА ИСПУМ у нас "позаимствовали" у шведов, но их "Дабл Иглы" с ГАС применялись именно как ГАС, а "молотками" (уничтожителями) мин были много более простые РАР-104

и новые малые ТНПА ПМО.
Еще одной проблемой ИСПУМ является крайне низкая взрывостойкость комплекса.
Проведение реальных испытаний на подрыв ПМК проекта 12700 с ИСПУМ, аналогично западным испытаниям тальщиков и кораблей "шок триалз" будет иметь просто катастрофические последствия, - как для техники, так и должностных лиц (поэтому таких испытаний у нас нет).


ТНПА PLUTO ("Янтарь") в этой ситуации могут практически "спасти" проекта 12700, взяв на себя задачу уничтожения мин.
Имеют ли они недостатки? Да, например у них также не обеспечен подрыв на "минах-защитниках", их ГАС не обеспечивают работу по заиленным минам (что успешно делала наша "Маевка")


Ключевая особенность ТНПА PLUTO ("Янтарь") - это большой радиус рабочей зоны и возможность работы на больших течениях (за счет применения тонкого, 3,5мм диаметром, информационного кабеля). Эта задача важна не только для ТНПА ПМО (где даже у ИСПУМ, по признанию разработчиков радиус рабочей зоны "до 500м"), но и для гражданского применения.
Вопрос работы на больших течениях, некоторое время назад очень остро (со скандальными подробностями) встал для одного из крупнейших операторов ТНПА в России.
К большому сожалению, его обращения к некоторым разработчикам отечественных ТНПА восприняты ими не были (предложения с их стороны были не те которые были нужны заказчику, а теми которые разработчики сами хотели делать) ...
И вот теперь пришел импорт ...

ВМФ РФ? А им даже не задавалась никому из наших разработчиков создание аналогичных PLUTO ТНПА (даже в инициативном порядке)!
Работы по "малому ТНПА ПМО" формально начаты, но с "желаемыми флотом ТТХ" этот аппарат получит очень высокую стоимость (что заведомо "убивает" его идею), а организация работы по нему в промышленности носит характер "картельного сговора".
Самоходных тралов в ВМФ уже нет (были) и не планируются, т.е. прикрывать ТНПА от "мин-защитников" просто нечем.
БЭК-неконтактные тралы "Челнок" списаны:

Концепция ВМФ "таскания" неконтактных тралов самими ПМК проекта 12700 "пузом по минам" - это заведомое посылание кораблей на убой.
Т.е. с точки зрения понимания современной противоминной войны была и есть "полная прострация" ...
И в этой ситуации "простой, но функциональный и работающий" импорт (ТНПА PLUTO/"Янтарь") для ВМФ фактически безальтернативен.

Ранее по теме:
https://vpk.name/news/150526_myi_stoim_na_poroge_ocherednoi_cusimyi.html
https://vpk.name/news/170149_vopros_neboesposobnosti_vmf_rossii__protiv_sovremennoi_minnoi_ugrozyi_obyazan_byit_razreshen_v_kratchaishie_sroki.html
«Что не так с «новейшим» ПМК проекта 12700?»
https://topwar.ru/156497-chto-ne-tak-s-novejshim-pmk-proekta-12700.html
«Что «не так» с нашими тральщиками?»
https://topwar.ru/156486-chto-ne-tak-s-nashimi-tralschikami.html

Самая постыдная проблема ВМФ: экс-адмиралы-высокопоставленные лоббисты.
mina030
Главкомат не видит перспективы в создании кораблей, ранее обозначенных как «Корвет ОВР». Одна из главных задач ОВР - обеспечение охраны и обороны сил ВМФ в районах военно-морских баз и на прилегающих к ним территориях. Эта задача теперь выполняется береговыми средствами наблюдения, стационарными гидроакустическими станциями … Взамен планируется создание патрульных кораблей. ГК ВМФ Чирков, 2013 г.

Данное решение – одна из самых тяжелых ошибок ВМФ последних лет. Последствия которой - полная необеспеченности в противолодочном отношении ближней морской зоны. Соответственно, ввиду изношенности и устарелости имеющихся малых противолодочных кораблей, серьезных недостатков и крайне малого количества новых корветов (и их необоснованного распределения преимущественно на Балтфлот), - необеспеченность в противолодочном отношении развертывания морских стратегических ядерных сил (МСЯС).
Самое «удивительное», то что эта ошибка эта просто не имеет под собой логических объяснений: «стационарных систем» о которых вещал г.Чирков … с требуемой эффективностью просто не существовало, а те что были, и чем «обещали» «перегородить моря» могло быть «выключено» противником в любой момент.
Подчеркну – это понимали все здравомыслящие специалисты, это понимали даже неспециалисты, об этом многократно докладывалось Чиркову (да и сам он, все прекрасно понимал).
Финальную точку по «береговыми средствами наблюдения, стационарными гидроакустическими станциям» «от Чиркова и Ко» поставил недавний скандал с длительной, причем многолетней (!), неисправностью стационарного гидроакустического комплекса МГК-608М Северного флота, кабель которого «зацепили рыбаки». Очевидно, что у реального противника имеются много большие возможности по его «выключению», в любое желаемое ему время.

Решения начальников определяют лоббисты (и те кто за ними стоит).
По «странному стечению обстоятельств» удивительная «аргументация» таких «решений» Главкома Чиркова совпадала с заявлениями отставного контр-адмирала Сергея Жандаров и активным лоббированием им стационарного ГАК МГК-608М НИИ «Атолл» (в публикациях по этой тематике г.Жандаров представлялся как «представитель ОАО «Концерн «Морское подводное оружие «Гидроприбор» в Москве» и «директор по оборонной тематике ОАО «НИИ «Атолл» https://xn--b1aga5aadd.xn--p1ai/2015/184838/ автобиография http://ao-ugh.ru/Биография%20Жандаров%20С.А.%20сайт.pdf ), который в тот период времени оказывал весьма значительное влияние на решения г.Чиркова.

контр-адмирал в запасе С.Жандаров.
скрин с видео
: https://www.youtube.com/watch?v=v6xqIx_T0Jo https://www.youtube.com/watch?v=v6xqIx_T0Jo

Причем действия г.Жандарова были таковы что возразить ему в лицо опасались даже высокопоставленные должностные лица ВМФ («Чирков слышит только Жандарова»).
Характерна дискуссия по ряду «торпедных вопросов» на сайте «Новой газеты» летом 2013 г.: предположив, что его оппонент с «1 института» (ЦНИИ кораблестроения и вооружения ВМФ), Жандаров, немедленно перешел к угрозам (в т.ч. квартирным). Хороший вопрос - если так ведут себя публично, то как поступают «за закрытыми дверями»?
Есть смысл привести дословные (с сохранением стиля и орфографии) заявления лоббиста (сайт «ВПК»):
Сергей, 19:04, 26 февраля, 2014г.: А потому, что до тех пор пока я не взялся за решение проблем с морским подводным оружием, ВСЕ, повторяю ВСЕ уважаемые лица, которым Вы и Вам подобные губошлепы докладывали хирню. И вот я, понимая, что все очень херово в войне подводной, понимая, что подводного оружия нет, понимая, что «тральщики» и прочие«лаперузы» хотят быть докторами и великим, потом обсераются везде и на «Курске» тоже вынужден этой проблемой заняться.
При этом сам лоббист демонстрировал дремучее невежество, как в торпедных вопросах, так и активно лоббируемых им гидроакустических:
Жандаров, 21:20, 7 ноября, 2014г.: «Остехбюро» сформировано в 1922 году … в 1936 году создали опытный образец первой БШПС - береговой шумопеленгаторной станции типа «Сатурн» (американцы такую штуку создали только в 1966 году).
Самое поразительное даже не то что «целый контр-адмирал» ВМФ имеет весьма смутные представления об оружии, стационарных шумопеленгаторных ГАС США (SOSUS), а то, что он при этом с 2004 по 2009 гг. являлся старшим преподавателем Военной Академии Генерального штаба!
В итоге без громкого скандала, но в результате жестких «заруб» г.Жандаров был в 2015г. от тематики ОПК отставлен, и сейчас занимается в т.ч. вопросами расселения мигрантов в подмосковном Одинцово (однако попыток вернуться в «военный бизнес» не оставил).
Получается занятный (но совсем не забавный) тандем – лоббист малопригодных для применения по назначению образцов вооружения и военной техники (ВВТ) С. Жандаров лоббирует покупку и установку системы, которую сразу же «вырубают» какие-то «рыбаки», прикрываясь этим главком Чирков запускает другой похожий по бессмысленности проект – кораблей проекта 22160. Причем все это прямо бьет не просто по боеспособности флота, но и по критически важному (в масштабе всех Вооруженных сил РФ) вопросу боевой устойчивости МСЯС. О какой боеспособности флота в таких условиях можно говорить?
Примечание: автор не является противником ГАС НИИ «Атолл», и более того в ряде документов и рапортов ставил вопрос их закупки у установки (в т.ч. экстренной). Однако, в отличии от фантастических по сути и технически безграмотных лоббистских действий и предложений г.Жандарова, это касалась районов и условий где они действительно были эффективны и необходимы.
Стоит заметить, что такая ситуация не нова.
В бытность Главкомом ВМФ адмирала Высоцкого роль «решающего советника» при нем играл отставной вице-адмирал Шевченко А.И. Ситуация повторилась с назначением Главкомом ВМФ адмирала Королева (для которого Шевченко вновь стал «главным торпедным советником).

Автором уже затрагивались ряд «странных» действий г.Шевченко в статье «Арктический торпедный скандал» https://topwar.ru/156811-arkticheskij-torpednyj-skandal.html.
Пиар г.Шевченко просто безмерен, и это начиная с его прошлых эпизодов службы, особенно поисковой операции «Атрина», которой он командовал (фактически же провалив ее, в ходе реальных боевых действий подлодки его дивизии, ввиду заведомой утраты скрытности и ряда ошибок лично комдива Шевченко, ждал разгром), и заканчивая фантастической рекламой образцов ВВТ которые он лоббирует (при весьма сомнительных их возможностях) и недобросовестным охаиванием образцов конкурентов.
Именно его действиями был сорван серийный выпуск торпеды «Физик-1» в конце 2000-х гг., прекращен в 2010 г. опытно-конструкторская работа (ОКР) по ее модернизации. Причем, по «странному стечению обстоятельств», в это же время возобновлен ранее закрытый ОКР «Кант» по модернизации торпеды УСЭТ-80.
Необходимо отметить что в отличии от г.Жандарова, г.Шевченко не только всячески уклоняется от публичного освещения своей деятельности, но от столкновения с отличными от него точками зрения и фактами в «закрытом формате».
На факты Шевченко сказать нечего.
Подчеркну – проступки, слова и документы от Шевченко это не «добросовестные заблуждения», а именно ангажированные действия - лоббирование решений «третьих лиц и организаций», несовместимые с интересами флота и обороноспособности страны.
Автор знаком с данной ситуации ей не с «чужих слов», а непосредственно из личного общения со специалистами, с самим Шевченко (которому факты и реальную обстановку сообщал лично) и советником Министра обороны РФ адмиралом Сучковым Г.А.
В «сложных ситуациях» адмирал Сучков ставил вопрос по проведению сравнительных испытаний (как максимум) или «лобового столкновения мнений и аргументов» (как минимум). Со стороны г.Шевченко было сделано все что бы от такого «столкновения» уклониться (ибо на предъявление реальных фактов ему сказать нечего), с подробностями, мягко говоря «весьма не солидными» для людей в возрасте и представителей серьезных организаций.
После всего этого, для экстренной связи, Сучковым автору был дан его «непубличный номер телефона», и, кроме того, пришло понимание того что эти проблемы необходимо выносить «под софиты» в СМИ, что ранее советовал сделать автору капитан 1-го ранга в отставке Заборский В.В. (о безвеременно ушедшем о В.В. Заборском - ВПК https://vpk-news.ru/articles/3627 нво http://nvo.ng.ru/history/2008-02-29/6_proshanie.html ).
В результате, в мае 2010 г. в «ВПК» вышли статьи:
Морское подводное оружие: проблемы и возможности — часть I https://vpk-news.ru/articles/6766
Морское подводное оружие: проблемы и возможности — часть II https://vpk-news.ru/articles/6546
Они стали первым публичным «вскрытием» проблем отечественного торпедостроения.
Примечание: о подготовке и выходе их адмирал Сучков не знал, но уже «пост фактум» его оценка была: Видимо так было нужно
С назначение Главкомом г.Чиркова, Шевченко был «отставлен» от Главкомата (с приходом Королева – «вернулся»), и «настало время Жандарова». Однако «торпедная повестка» при этом не изменилась, - по очевидной причине: она формировалась «другими лицами» (в первую очередь заместителем гендиректора КМПО по экспорту Сухопаровым П.Д.), желание которых и последовательно отрабатывали лоббисты Шевченко, Жандаров и вновь Шавченко. .

Торпедные проблемы.
С учетом остроты тематики и вопросов наилучшим будет привести ряд цитат из диалогов и документов прошлых лет по этой теме.
Сергей Жандаров, 6 сентября 2013 в 07:13 За Ваши общие фразы типа «немецкой философии» ответственность надо нести. И понесете, я обеспечу, по осени
Климов, 21:10, 10 октября, 2014 г.повторю свои вопросы г.Жандарову:
1. Почему флоту лоббируется изделие ни разу не проходившее испытаний в штатной (боевой) конфигурации (с батареей одноразового действия - БОД)?
2. Почему эту БОД лоббируют флоту без испытаний характерных для условий ВМФ РФ?
3. Почему в вместе с этим изделием флоту лоббируется взрывопожароопасная практическая батарея (и это именно так - пока не будут пройдены испытания в соответствии с ГОСТ)?
4. Какие основания были для запуска в серию устаревшего и откровенно антикварного двигателя ДП-31У*? «Кант» имеет этот древний двигатель, который, из-за дикого уровня помех, исключает применение современных, с высокими ТТХ, аппаратур.
6. Почему «немецкая философия» лоббируется флоту без проведения реальных испытаний на помехоустойчивость, при том, что, еще два десятилетия назад, ее помехоустойчивость оценивалась как неудовлетворительная?
7. Где и как проявил себя на ниве разработки и производства торпед нынешний гендиректор «Мортеплотехники» Русаков (ранее известный «чудесами с утилизацией» и «удивительными ремонтами» изделий)?
8. Где будет взят научно-технический задел для выполнения ОКР «Ломонос» в совершенно фантастические заявленные сроки?
Жандаров, где те «обещания», которыми они рекламировали «Кант» 10 лет назад (см. транспортные характеристики «бумажной торпеды ТЭ2-03» в каталоге РОЭ 2004г)? Сейчас ситуация один в один с той, с доставанием очередного «зайца» из «шляпы», - тогда «Кант», сейчас «Ломонос», - с очередной порцией вранья и обещаний которые никогда не будут выполнены.


Страница англоязычного проспекта «Рособоронэкспорта» 2004г. с торпедой ТЭ-2-03.

Климов, 14:32, 1 ноября, 2014 г.: Ситуация с тяжелыми торпедами ВМФ:
«Физик-1» - модернизация и развитие этой торпеды заблокировано (то что «делается» – фикция). В ближайшее время ее серийный выпуск станет невозможен.
УСЭТ-80, устаревшая, серийный выпуск невозможен.
«Кант» - абсолютно недостаточные ТТХ, а главное ни одного реального испытания с боевой (штатной) батареей, ни одного реального испытания на помехоустойчивость, врзывопожароопасная, не прошедшая испытаний ВМФ практическая батарея.
«Ломонос» - «суперторпеда 21 века» - афера. Всем вменяемым специалистам известно, что сроки будут заведомо сорваны, требования не выполнены.
«Ихтиозавр» (инициативный ОКР «Дагдизеля»). Да по ТТХ (в первую очередь транспортные характеристики) хотелось бы повыше. Но это единственная наша новая разработка, причем уже на финише и с большой статистикой успешных испытаний. «Дагдизель» инициативно, за свой счет, тащил этот ОКР уже лет 5. Возможности завода тащить ее на себе исчерпаны. Включение этой работы в ГОЗ блокируется, - с целью срыва испытаний и серии «Ихтиозавра».
Т.е. г.Жандаров лоббировал поставку флоту антикварного «Канта» с абсолютно неудовлетворительными ТТХ и не прошедший реальных испытаний, и, чтобы флот «не сильно упирался», - «обещания» «Нью-Васюков» - «Ломонос»

Это писалось в 2014 г. Прошло «много лет»? А что-то изменилось?
Кое-что изменилось.
«Ломонос» - прекращен в 2015 г. (по отсутствию необходимого научно-технического задела, нереальным требования и срокам), причем в последние годы «Сухопаровыми и Ко» предпринимаются попытки эту аферу возобновить.
После заявления автора в Главную военную прокуратуру осенью 2015 г. были предприняты серьезные меры по «Физику» «Футляру». До этого, например, по «Футляру» было:
не изменять аппаратную и программную часть по системам самонаведения и телеуправления

- и это был не только сознательный саботаж модернизации «Физика», но и срыв его серии, т.к. без проведения этих работ его дальнейший серийный выпуск становился просто невозможным.
В конце 2015 г. Минобороны открыт заказной ОКР «Ихтиозавр» (который сейчас успешно завершается).
Однако, из заявления автора в Главную военную прокуратуру (№ ОГР-12224 от 20.07.2017 г.):
… по ОКР "Кант" (модернизация изделия 2503):
1. Ни разу не проводились испытания по проверке реальной помехозащищенности … - с одновременным нахождением в зоне наблюдения ССН цели и средств гидроакустического противодействия современных ….работающих в штатном режиме
2. «новая» батарея одноразового действия Б-410 ни разу не проходила реальных испытаний на взводимость (запуск) на холодной воде в соответствии с Техническими условиями.
3. Новая практическая батарея изделия требований (испытаний) по безопасности в ВМФ не прошла, имеет литеру 01 Минопромторга, и до сих пор многочисленные отказы в системе управления и защиты. Неудовлетворительная работа системы управления и защиты является предпосылкой к взрыву и пожару мощной силовой батареи на торпедной палубе ПЛ в случае ее короткого замыкания.
4. Изделие Кант II ни разу не проходило испытаний в комплексе с боевой батареей, при этом для испытаний использовались отдельные батареи для силовой и приборной цепи (что не может быть обеспечено для боевой батареи)


Пояснение: по «двум батареям»: из-за проблем с наводками силовой цепи на аппаратуру, «Гидроприбор» был вынужден пойти на установку на «Канте II» двух отдельных практических батарей (на силовую и приборную цепь). Проблема в том, что боевая батарея (в боевом изделии) одна, и соответственно работа аппаратуры на ней вообще никогда не проходила испытаний!
Единственный выстрел с боевой батареей был выполнен на относительной «теплой» воде (порядка 7 °С) и со старой комплектацией аппаратуры («Кант I»)

вх. 3.14-24/245 от 09.10.2015г. Председателю Комитета Государственной думы по обороне …
Фактически мы сегодня не имеем ни одного реального испытания новых средств противодействия против систем самонаведения новых торпед, отдельные попытки применения приборов «Вист-2» таковыми считаться не могут из-за …


Родина должна знать своих «героев» - разработчик программ и методик таких «продвинутых» испытаний – начальник торпедного отдела ЦНИИ ВМФ Волошин С.П. Этот же человек - разработчик ТТЗ на ОКР «Ломонос», - закрытый из-за заведомо невыполнимых сроков и требований и отсутствия научно-технического задела для их выполнения.
https://vpk.name/news/141623_poluchit_li_flot_ihtiozavr.html

Проблема – двигатель.
Наиболее острым вопросом отечественных электрических торпед на конец 2000-х гг. годов была проблема двигателя, - которые не только устарели, но и просто не выпускались (вплоть до утраты технологий их изготовления).
Специалистами «Гидроприбора» даже ставился вопрос использования в торпедах доработанных двигателей общепромышленного назначения!
По установленному на торпеде УСЭТ-80 двигателю ДП-31У самой точной характеристикой будет цитата из книги крупного отечественного специалиста Котова А.С. «Торпедные электрические двигатели достойны изумления» (издания КМПО «Гидроприбор» 2011 г.):
температура обмоток двигателя ДП-31У достигает в конце работы 600-700грС, а сталь полюсов в конце работы светится от нагрева ....высокий нагрев ведет к значительному падению КПД двигателя во время хода торпеды, и к нагреву окружающих двигатель агрегатов, транзитных кабелей, а самое главное - к одноразовому боевому режиму работы двигателя.
Примечание: главный конструктор двигателя ДП-31У умер в 1969г.!
Проблема однако, могла бы решиться с помощью созданного по инициативе «Дагдизеля» вентильного двигателя ВДПМ.
Уникальной особенностью двигателя ВДПМ является исключительно высокий КПД (существенно выше западных аналогов). Кроме того, в конструкцию двигателя был заложен значительный модернизационный запас для перспективных мощных торпедных батарей. ВДПМ обеспечивает установку «один в один» на место старого ДП-31У, обеспечивая значительное повышение характеристик торпед. Значительная серия испытаний, проведенная «Дагдизелем» на старых, «сдохших», боевых батареях показала не просто выполнение назначенных ТТХ торпедой УСЭТ-80 при ее модернизации без дорогостоящей замены АБ, а их существенное превышение, не смотря на «преклонный возраст» батарей.
ВДПМ давал «вторую жизнь» УСЭТ-80 с возможность резкого повышения ее ТТХ за счет применения современных аппаратур и мощных батарей.
С учетом этих фактов дико и нелепо «возобновление серийного производства» ДП-31У в «Гидроприборе» (и применение ДП-31У в «Канте»). Данное решение просто неадекватно, и не только «консервирует» более чем четвертьвековое (на сегодня) наше отставание в торпедных электродвигателях, но и ставит под вопрос целесообразность разработки новых батарей (т.к. на дистанции раскаляющийся до 600° С двигатель резко теряет КПД, что не обеспечивает эффективное использование энергоемкости новых батарей).

На чьей стороне «играла» военная прокуратура?
В конце 2014 г. на сайте главной военной прокуратуры была размещена информация, что военная прокуратура Северного флота «пресекла» поставки флоту якобы «некачественных изделий». Однако от реальных документов прокуратуры СФ «волосы дыбом встают», причем, учитывая откровенно скандальные обстоятельства дела и для затруднения их обжалования закрывали ограничивающим грифом «для служебного пользования». Однако ДСП-шные документы военной прокуратуры СФ оказались «засвечены» в материалах арбитражных судов.
Решение от 28 октября 2015 г. по делу № А40-110983/2015 http://sudact.ru/arbitral/doc/JN1mn72nqJmp/?page=2&arbitral-judge=&arbitral-court=&arbitral-case_doc=&arbitral-doc_type=&arbitral-date_from=&arbitral-participant=&arbitral-txt=торпед&arbitral-date_to=&_=1458132415213&arbitral-region=&snippet_pos=2862#top
№ Ю/1-29 ан. дсп. от 28.11.2014 г.

ОАО «Концерн «МПО-Гидроприбор» в рамках проведения ОКР «Кант» были проведены испытания, двигателя ДП-31У на его работоспособность после истечения сроков службы с продлением его на 15 лет. Проведенные испытания показали положительные результаты.
Таким образом, с учетом работоспособности двигателя ДП-31У его замена на старых изделиях 2503 на новый двигатель ЭПВ-390 нецелесообразна, указанная замена ведет к не оправданному увеличению стоимости контракта и дополнительным бюджетным расходам. По мнению разработчика изделия 2503 ОАО «Концерн «ПМО-Гидроприбор» в ходе ремонта двигателя ДП-31У необходимо лишь произвести смазку или замену подшипников с заменой щеток, что послужит исключению неэффективного расходования бюджетных средств.
Торпеды УСЭТ-80 укомплектованы цифровыми автоматами ЦА28-05, ЦА28-08, блоком приборов управления Б-21, рулевыми машинками (РМ), головными отсеками с модулями аппаратуры самонаведения, другими блоками, в которых применены ЭРИ с истекшими сроками службы. Комплектующие с наличием ЭКБ подлежат однозначно замене или переаттестации исключительно силами заводов-изготовителей

Какие к этому могут быть комментарии?
По «арифметическим упражнениям» прокуратуры СФ с якобы «ущербом», все совершенно не так, ибо сохранение ДП-31У однозначно требует замены крайне дорогой батареи одноразового действия (что, очевидно, и лоббировали «эксперты» «Гидроприбора», «забыв», однако, упомянуть об этом документах для прокуратуры), а вот установка ВДПМ позволяла не только продлить срок службы торпеды со старой батареей, но и открывала возможность в последующем ее эффективной модернизации.
Однако самое поразительное в документе № Ю/1-29 ан. дсп. другое
Необходимо в обязательном порядке получить заключения о возможности продления сроков службы 6 лет заводов изготовителей составных частей
Т.е. военная прокуратура Северного флота, в конце 2014 г. требует («выкручивая руки» исполнителю работ и оставляя флот без крайне необходимого ему боекомплекта) согласования ремонта торпед (в т.ч. боекомплекта МСЯС) с … Украиной (Киевским заводом автоматики (КЗА), изготовителем приборов управления торпеды).
Вопрос – если это не сознательный саботаж, то что? Очевидно, что прокуратура придумала это не сама, это сделали «привлеченные эксперты» … с «Гидроприбора»!


Взаимоотношения «Гидроприбор» - «Дагдизель».
Со сменой руководства и на «Гидроприборе» и на «Дагдизеле» в 2014г. обстановка изменилась кардинально. Подробнее: Торпеды «Дагдизеля» https://vpk.name/news/134675_torpedyi_dagdizelya.html.
Однако до сих пор на «Гидроприборе» остаются лица, которые не только активно интригуют против работ «Дагдизеля» (и «Ихтиозавра»), но и против собственных перспективных работ «Гидроприбора». Только один пример, оказавшийся ныне «забытым»:
АС. Котов, А.Ю. Кринский: о возможности создания в короткие сроки электрической торпеды калибра 65 см - аналога (по основным характеристикам) торпеды 65-76….
- писалось это более десяти лет назад (а А.С. Котова уже семь лет как нет).
До сих пор техническую политику «Гидроприбора» определяют абсолютно закостеневшие «динозавры» типа Сухопарова П.Д., (и лиц из «его команды» - Калмыкова Б.Ф. (Гендиректор завода «Двигатель»), Русакова В.В. (бывший начальник 15 арсенала ВМФ, где проходила утилизация торпед)).
Наглядным примером «компетентности» и «уровня» этих лиц в вопросах современного морского подводного оружия является экспортная торпеда ТЭ2, имеющая:
• ССН «воспроизведенную на отечественной базе» с американской торпеды … начала 60х годов (Mk46 mod.1);
• батарею. – конструкция которой была заимствована с американской торпеды конца 50х годов (Mk44) и от схемы которой на западе отказались уже в конце 60х;
• антикварный, с очень высоким уровнем помех двигатель;
• систему телеуправления, по своим ТТХ соответствующую западным середины 60х годов.
Фактически ТЭ2, в сегодняшнем ее виде существенно уступает даже торпеде 211ТТ1 которую «Гидроприбор» разработал и поставил для ВМС Китая полтора десятка лет назад! Не смотря на то что существует целый ряд возможностей для эффективной модернизации торпед ТЭ2 – ничего этого не делается.
В существующем виде торпеда ТЭ2 соответствует западному уровню конца 60-х гг. прошлого века, является позором и дискредитацией и ВМФ РФ и государства. Низкие ТТХ торпеды ТЭ2 крайне негативно влияют и на экспорт наших ПЛ.

Еще раз подчеркну – технических проблем для того что бы иметь и поставлять (в т.ч. на экспорт) торпеды с высокими ТТХ у нас нет. Но у нас есть деятельность «Сухопаровых» и до тех пор, пока не будет решена эта проблема, – сложно рассчитывать на современные, с высокими ТТХ торпеды.

https://vpk.name/news/141623_poluchit_li_flot_ihtiozavr.html
По ТЭ2 ясно и исчерпывающе. При этом «Кант» является фактически ее версией для ВМФ, и его, не смотря на всю его «антикварность» и скандальные подробности т.н. «испытаний» упорно лоббируют флоту Жандаровы, Шевченки и Сухопаровы!
В пользу аферы с «Кантом» и ДП-31 началась атака на «Ихтиозавр» и «Дагдизель».
Утилизация, по которой много, и в ряде случаев справедливо обвиняли «Дагдизель»? Эта тема стала крайне чувствительным и «больным» вопросом для ВМФ и Управления противолодочного вооружения (причем еще с 80 гг. прошлого века).
Да «Дагдизель» «вкусил» «плода утилихации».
Но объективно – как раз у него «грехов» по этой части было, пожалуй, меньше всех.
И «утилизация» - это не только и столько «перебитые номера», а вплоть до фактов преднамеренного и массового вывода из строя оружия боекомплекта ВМФ! Только вот происходило это в интересах совсем других предприятий…
Из продолжения диалогов с г. Жандаровым:
Климов, 20:58, 11 октября, 2014 г.: «Перебитые номера» и «контрафакт»: Жандаров, расскажите, как ваши умудрился «серийно выпускать» торпеды в 2009 г. (см. годовые отчеты за 2009г.), одна из важнейших составных частей которых стала «серийно выпускаться» (в кавычках) только в ... 2011 г. - см. статьи «от ваших» в Ъ.
Однако наиболее скандальный случай был с массовым выводом (именно «выводом», а не «выходом») из строя (и списанием в 5 категорию) торпед 2503.000.010 Тихоокеанского флота (причем, под предлогом того, что ТОФ они якобы «не нужны»)
«Кому положено» - по этому делу работали. Увы – «все остались при своем» (а кое-кто даже пошел на серьезное повышение). «Массовый мор» торпед боекомплекта флота оказался «статистической случайностью», «аномалией». Только вот крайне сомнительно, что теория вероятности «согласится» с такими странными «аномалиями», ибо «мышки погрызли» одновременно… порядка сотни боевых торпед ВМФ (ранее находившихся в абсолютно исправном состоянии и в боекомплекте). Просто определенным лицам была крайне необходима их утилизация, причем именно заранее определенного количества торпед.

Торпеды УСЭТ-80 с ССН «Водопад» и «Керамика» в отсеке АПРК ТОФ. Фото журнала «Ориентир».

То, что случилось с правой торпедой на снимке (где и когда сделан снимок – ясно, при необходимости можно уточнить даже номер именно этой торпеды) очень хорошо знают гг. Сухопаров, Калмыков и Русаков (экс-Начальник 15 Арсенала ВМФ, назначенный за непонятные «заслуги» гендиректором НИИ «Мортеплотехники»).
Торпедой по госконтракту Владислав ПАВЛЮТКИН, «Красная звезда». 29.01.2015 г. http://archive.redstar.ru/index.php/news-menu/v-armiyakh-sng/belarusarmy/item/21392-torpedoj-po-goskontraktu

Коллаж Ильи Николаева, «Красная звезда».
История эта началась в 2009 году, когда ФГУП «15 арсенал ВМФ» (с конца 2010 года – ОАО «15 арсенал ВМФ») заключило государственный контракт на ремонт энного количества торпед … Некачественно выполненные работы безоговорочно принимались должностными лицами воинских частей – за сговорчивость им исправно платили


Результаты в море.
Почему в условиях мощной атаки «по всем направления» «Дагдизель» все-таки «выплыл»? А потому что они истово работали!
Климов, 15:02, 20 октября, 2014 г.: Что касается отношения к «Дагдизелю», то у очень многих военных, кто его поддерживал, целый ряд «управленческих шагов» прошлого руководства вызывало клокочущую ярость (вплоть до «полетов в кабинете тяжелых предметов»). Однако поддерживали, именно потому. что не смотря на все их «организационные ошибки» они действительно работали и имели результаты в море.
Проверка качества торпед в 2012 г. с массовым проведением торпедных стрельб (на что было истрачено порядка десятка боевых торпед (с боевой батареей), - случай беспрецедентный в нашем торпедостроении) показал исключительно высокое качество продукции «Дагдизеля». Объективно – такого результата не ожидали не только враги завода, но и его друзья, ибо изготавливались они в весьма непростых условиях середины 2000-х гг.
Также очень высокую успешность показала и новая торпеда «Ихтиозавр».
У завода просто не было денег на сколько-нибудь значительную партию торпед для испытаний, и все они (десятки выстрелов) до конца 2015 г. (открытия заказного ОКР) были проведены только двумя опытными торпедами.

Откровенно «непарадный», «подранный вид» одной из первых двух торпед «Ихтиозавр» после многочисленных стрельб.

Работали, используя любой имеющийся и пригодный шанс и возможность.
Например, решающим аргументом в пользу ВДПМ оказалось испытание с старой, формально абсолютно «сдохшей» батареей (со сроком более чем вдвое превышавшим первоначально назначенный срок службы), с которой торпеда с ВДПМ прошла дистанцию существенно более чем с новой батареей и ДП-31У.
Здесь уместно вспомнить поговорку «кто хочет делать – использует любую возможность, а кто нет – ищет любую отговорку, что бы не делать»
Да, в 2015г. «Ихтиозавр» стал заказной ОКР (головной исполнитель ГНПП «Регион»), но главное в нем было сделано в крайне тяжелых условиях 2011-2014 гг.

Погрузка торпед «Ихтиозавр» на ПЛ «Краснодар», г.Севастополь. http://sevastopol.gallery/catalog/1/52/329/page_26.html

«Ихтиозавр» или «Кант»?
Что касается «конкурента» «Ихтиозавра» - предмет разговора по этой торпеде будет только после повторного проведения, но уже объективных испытаний. Флот должен получать торпеды, понимая все ее сильные и слабые стороны, а не «кота в мешке».
«Получит ли флот «Ихтиозавр» https://vpk.name/news/141623_poluchit_li_flot_ihtiozavr.html
или, что еще лучше, проведение объективных сравнительных испытаний «Ихтиозавра» и «Канта», как писал Государь Петр I – «что б глупость каждого была виднее».

Ключевая проблема отечественного торпедостроения.
... главной проблемой является даже не это, а сложившаяся система безнаказанной лжи, вранья руководству Вооруженных Сил по реальной ситуации и обстановке.
И прямую ответственность за это несут высокопоставленные лоббисты типа Жандарова и Шевченко.
Есть ли противоположные примеры?
Да, есть – например, адмирал Касатонов. Проект 22350М, который обещает быть этапным и крайне удачным, и для ВМФ и для ОПК, - в значительной степени результат его усилий.
Только вот это, увы никак не отменяет очень «странных» действий ряда экс-адмиралов по которым «есть серьезные вопросы», и в первую очередь к вице-адмиралу в отставке Шевченко А.И.:
…с учетом того он продолжает посещение «высоких кабинетов» по вопросам торпедного оружия ВМФ, целесообразным является предоставить ему слово (при наличии офицерской чести), публично объяснить свои действия по вопросам:
1. Необоснованного отказа от серийного выпуска торпед «Физик» сразу после успешного завершения ими Государственных испытаний.
2. Прекращения в это же время ОКР по модернизации торпеды «Физик» (единственной торпеды с ТТХ на уровне близком к лучшим мировым образцам).
3. Категорического неприятия топлива «Пронит» под предлогом его якобы «исключительной токсичности» (и распространением об этом недостоверных слухов).
4. Лоббирование все эти годы продвижения в ВМФ торпеды «Кант» т.е. продвижение заведомого, на уровне 30-40 лет отставания торпедного оружия ВМФ от мирового уровня.
5. Исключения проведения необходимых испытаний этой торпеды, с учетом обоснованных сомнений в ее боеспособности в условиях Арктики, и безопасности ее практического варианта (прямая предпосылка к взрыву на торпедной палубе).
Ну и последний вопрос, – самый простой и самый сложный, ответ на который нужен в первую очередь семьям погибшего экипажа «Курска»: почему на его борту (и на других атомоходах ВМФ) не оказалось торпед ДСТ, и какова роль в этом его лично?

ДСТ - торпеда которой не оказалось на «Курске».https://vpk-news.ru/articles/45654
https://vpk-news.ru/articles/45654

исходник статьи в PDF: https://yadi.sk/i/GWiDRfy8pelPyg

Торпеды Великого соседа
mina030
http://nvo.ng.ru/armament/2019-03-15/10_1037_toreda.html
Вышла статья по китайским торпедам (в несколько урезанном виде)

Представляет значительный интерес новая китайская малогабаритная торпеда Yu-11 (2015). Подробная информация о ней отсутствует (кроме сведений об «увеличении мощности двигателя, глубины хода и длины изделия»), но публикации в специальной литературе по тематике антиторпед КНР с высокой вероятностью позволяют предполагать о наличии у нее режима антиторпеды (китайский «Пакет»). Вот что указывалось в одной из публикаций за 2012 год по американской антиторпеде: «ATT («Трипвайр». – М.К.) в настоящее время находится в стадии демонстрации, разработка затруднена… проблема в том, что динамика наведения для нее является трудной для решения задачи… малый калибр дает малый заряд, эффективность которого спорна». А вот уже мнение о российских антиторпедах: «Технические характеристики калибра 324 мм дают хорошее разрушительное воздействие, самонаведение и управление для того, чтобы обеспечить надежно разрушение (торпеды. – М.К.)». С высокой вероятностью, это писалось китайскими специалистами, непосредственно занимавшимися НИОКР по тематике антиторпед.

Статья по "Статусу"
mina030
https://topwar.ru/155207-statusnyj-tupik.html
«Статусный» тупик
«Военно-морской флот (ВМФ) России планирует в перспективе поставить на боевое дежурство до 32 стратегических необитаемых подводных аппаратов «Посейдон», — сообщил источник в оборонно-промышленном комплексе». 12 января, ТАСС.
ТАСС является авторитетным информационным агентством, и, безусловно, и этот источник реален, и реальны сказанные им слова. Возникает вопрос: насколько они достоверны? В своей публикации ТАСС подчеркнул, что официального подтверждения получить не удалось (что неудивительно).
Первое публичное раскрытие информации по «Статусу-6» состоялось 9 ноября 2015 года на совещании по вопросам развития ОПК под председательством президента России В.В. Путина. «Информационной бомбой» стал случайный кадр из телерепортажа телеканала «НТВ» — открытый альбом с описанием «океанской многоцелевой системы «Статус-6» (головной разработчик — ОАО «ЦКБ МТ «Рубин»).

Назначение: «Поражение важных объектов экономики противника в районе побережья и нанесение гарантированного неприемлемого ущерба территории страны путем создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени».
Носители: строящиеся атомные подводные лодки специального назначения «Белгород» (проект 09852), и «Хабаровск» (проект 09851).

Начало было в СССР

капитан 1 ранга Гусев Рудольф Александрович
Из воспоминаний заместителя начальника Управления противолодочного вооружения (УПВ) ВМФ Гусева Р.А., вызванного в ноябре 1983 г. к начальнику УПВ Бутову:
— Ну-ка, почитай. Ты слышал что-нибудь о торпедах с ядерной силовой установкой?
— Да, слышал. От американцев. Есть сборник переводных статей. Все расписано, даже с рисунками. На дезу не похоже, но и…
Гусев вовремя остановился. Собирался брякнуть о безумности идеи, опасности для самих основоположников, не меньшей, чем для супостата. Этого говорить не следовало. Он уже знал, что оружие разрабатывается не обязательно для войны. Еще было известно, что институт оружия ВМФ не один год «портил географические карты», а его начальник Хурденко А.А. неоднократно докладывал результаты исследований о «целесообразности применения в торпедах ядерной энергосиловой установки» (ЭСУ). Но далее бумажного творчества военных специалистов работы не шли…
Вскоре было составлено обращение в правительство…
Бутов С.А. организовал в декабре 1983 года рассмотрение вопроса у адмирала Смирнова Н.И.. В совещании приняли участие представители АН СССР, Минсудпрома, Минсредмаша, однако президент Академии наук присутствовать не смог, а виза его на обращении в правительство должна быть обязательно. С этим документом и направился Гусев на доклад к академику Александрову А.П. через несколько дней.
— Я не смог быть у вас на совещании… Но я в курсе рассмотрения вопроса по созданию ЭСУ для торпед. Пора поработать в малых объемах. Тем более, что, с защитой здесь будет не остро.
Гусев подвинул ему папку с документом, и Александров углубился в чтение. Затем, не говоря ни слова, поставил свою подпись.

Гусев придет в этот кабинет с аналогичным документом еще раз. Теперь фронт работ предлагалось существенно расширить… Не прошло и месяца после Чернобыльской катастрофы, но президент подписал документ твердо, без колебаний.
Итак, единственный человек в стране, который мог научно обоснованно и без оглядки остановить новое направление в гонке вооружения, наоборот, включил ему зеленый свет. Включил его спустя некоторое время и начальник Генерального штаба Ахромеев. Он-то знал, сколько раз уже мы можем превратить Америку «в пыль», но этого казалось недостаточно. Раз «они» могут и хотят — пусть делают. «Они» — это промышленность.
Последовательно зажигались зеленые огни в ЦК, ВПК, в правительстве…
Но тогда работы остановились.

Вспоминает секретарь ЦК КПСС Бакланов О.Д.:
Собирались создать торпеды, которые должны были с большой скоростью идти к американским берегам. И поражать их… Но если бы их начали воплощать в жизнь, это не осталось бы тайной для американцев. Поэтому от них и отказались.
Отголосок этих работ отражен в истории ЦКБ «Черноморсудопроект» (г. Николаев):
«…с приходом к власти президента Рейгана в США начались работы по использованию космоса в целях ракетно-ядерной войны, и Советский Союз начал искать варианты противодействия. ЦКБ было привлечено к участию этой стратегической задачи. Бюро предложило проект корабля – носителя стратегических торпед. Корабль имел полупогруженную архитектуру и был оснащен 12 аппаратами для стрельбы огромными атомными торпедами, способными преодолевать пространство Мирового океана на глубине до тысячи метров со скоростью порядка 100 уз. Один из вариантов проекта с усиленным вооружением конструкторы в шутку назвали КС (конец света).

Оценка системы и «суперторпеды» «Статус-6» («Посейдон»)
Из вышеприведенных ссылок очевидны следующие особенности «суперторпеды» и системы «Статус-6» («Посейдон»):
• «грязная» сверхмощная ядерная боевая часть, обеспечивающая «создание зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени»;
• скорость порядка 100 узлов (50 м/с);
• дальность – межконтинентальная;
• глубина – порядка 1 км (для торпед была успешно освоена не только в СССР , но и США, еще в конце 60х годов прошлого века);
• носители – специальные подводные лодки (в СССР рассматривались и надводные носители).
С учетом того, что информация «НТВ» 9 ноября 2015 года очевидным образом пересекается с информацией из книги про истории ЦКБ «Черноморсудопроект», указанные данные с высокой вероятностью достоверны. При этом необходимо подчеркнуть, что указанные характеристики не только технически реальны, но и могут быть занижены (по глубине).

Недостоверно другое, и это полностью перечеркивает весь военный смысл «Статуса».
Первое. Якобы «непоражаемость» сверхскоростного «Статуса», идущего на километровой глубине. Это, безусловно, не так. Фактически «Статус-6» может успешно поражаться средствами, существовавшими еще в конце холодной войны: ядерными глубинными бомбами и торпедами Mk50 (имевшими специальную мощную глубинную ЭСУ) при их доработке. Этот фактор в СССР сознавали, поэтому «дорога» для «Статусов-6» должна была обеспечиваться ядерными ударами по элементам системы противолодочный войны США и НАТО, — решение из категории «кипятить море», однако оно принималось тогда в условиях неадекватной оценки руководством СССР рекламных возможностей СОИ США.
Более того, имеются веские основания полагать, что у разработчиков американской антиторпеды «Tripwire» «Статус-6» был прямо обозначен в качестве одной из типовых целей. Об этом говорят такие конструктивные особенности Tripwire, как крайне малый диаметр корпуса (и большое соотношение длины к диаметру, значительно затрудняющее маневрирование при атаке обычных торпед, обусловившее проблемы «Tripwire» против обычных торпед), и использование очень сложной, дорогой, не нужной на малых (обычных) глубинах, но обеспечивающей очень большую глубину применения ЭСУ по типу Mk50.
Поражение скоростной малоразмерной цели антиторпедой с меньшей скоростью обеспечивается на носовых (встречных) курсовых углах при условии выдачи ей точного целеуказания. Да, для каждой антиторпеды будет только одна атака, но с учетом их большого боекомплекта на борту носителей (в первую очередь авиационных), точного целеуказания от поисково-прицельной системы самолета и длительности времени, которым будет располагать базовая патрульная авиация США для уничтожения цели (более суток !), накопленная вероятность поражения «Статуса-6» будет близка к единице.
Резервом для ВМС США остается и возврат в боекомплект ядерных глубинных бомб, обеспечивающих гарантированное уничтожение вообще любой цели, независимо от любых её параметров.
Второе. Заявления о якобы «скрытности» «Статуса-6» не имеют под собой никаких оснований.
Расчётная потребная мощность для движения объекта с размерами «Статуса-6» на 100 узлах составляет порядка 30 МВт. С учетом известных удельных характеристик атомных энергоустановок (например, из работы: Л. Грейнер «Гидродинамика и энергетика подводных аппаратов», 1978) масса силовой установки «Статуса» получается около 130 т (при том, что объем «Статуса» составляет около 40 куб. м). Допустим, мы совершили прорыв в части малых реакторов (это возможно и логично), но даже в этом случае эффективная снимаемая мощность определяется теплосъемом, т.е. идет «жесткая физика» и соответствующие ограничения. Т.е. оснований полагать существенное улучшение удельных показателей хотя бы вдвое-втрое от американских данных объективно нет. При этом «Статус-6» несет не только энергоустановку, но и тяжелую боевую часть. Движение на километровой глубине требует прочного тяжелого корпуса, что тоже отражается на массе аппарата. Все это вместе означает огромное переутяжеление «Статуса-6» (большую величину отрицательной плавучести).
Ввиду значительно переутяжеления «Статус-6» просто не может двигаться медленно. Свой вес он может нести только за счет подъемной силы на корпусе, и, соответственно, скорости движения. С большой вероятностью режим уменьшенной скорости у него есть (он нужен хотя бы для отработки ЭСУ), но даже этот режим ни в коей мере не может считаться «скрытным».
Требование высокой скорости для такого подводного аппарата делает в принципе невозможным достижение скрытности. Высокоскоростной объект априори шумный (и обнаруживается с большого расстояния). С хорошей вероятностью уровень шумности «Статуса-6» можно оценить «не ниже уровней ПЛА 2 поколения», и, соответственно, дальности обнаружения его системами освещения подводной обстановки составят от нескольких сотен до нескольких тысяч километров (в зависимости от условий среды).
С учетом движения «Статуса-6» на большой глубине не может быть и речи об использовании для снижения сопротивления кавитационной каверны. Огромное давление воды на глубине не даст ей образоваться. Например, значительные ограничения по применению скоростной торпеды (подводной ракеты) «Шквал» подо льдом были связаны как раз с её крайне малой глубиной движения (единицы метров), где и могла физически существовать каверна.
Существует мнение (высказанное в зарубежных СМИ с ссылкой на «разведку ВМС США») о скорости «Статуса-6» порядка 55 уз. (и соответственно мощности 4-4,5 МВт). Однако объемная энергонапряженность даже «такого варианта» «Статуса» получается более 156 лс/м3. Для сравнения: для ПЛА типа «Лос-Анжелес» (полный ход 35-38 уз., малошумный – 12 уз.) эта величина составляет 6,5 лс/м3. Т.е. энергонапряженность «Статуса-6» более чем в двадцать раз больше, чем для ПЛА, имеющих малошумный режим движения! При этом малошумный ход для ПЛА — это энерговооруженность порядка 1 лс/м3.

ПЛА типа «Лос-Анжелес» (полный ход 35-38 уз., малошумный — 8-12 уз.) энергонапряженность ЯЭУ — порядка 6,5 лс/м3
С мощностью, необходимой для движения с указанной скоростью (и огромной энергонапряженностью), на «Статусе» просто нет места (и диаметра корпуса) для эффективного применения средств акустической защиты.

Стратегическая торпеда «Статус-6». Энергонапряженность ЯЭУ много более 200 лс/м3 (ближе к 1000 лс/м3). Объемов и диаметра корпуса для эффективного применения средств акустической защиты нет

Несостоятельным является и «довод» об «эффективности» большой глубины для скрытности. На глубинах около километра объект испытывает огромное гидростатическое давление, «обжимающее» корпус и средства акустической защиты, при этом находясь в идеальных условиях для обнаружения – вблизи оси глубоководного (гидростатического) подводного звукового канала. Фактор маскировки — «слоеный пирог» сложной гидрологии (в т.ч. скачков скорости звука) при этом остается «высоко вверху» от объекта, — на глубинах до 200-250 м, и не может его прикрыть на глубине от гидроакустических станций с заглубленными антеннами.

Обычные глубины залегания сезонного термоклина (и «слоев скачков») — менее 250 м
Вывод: скрытность и «Статус-6» несовместимы ввиду огромного переутяжеления «Статуса» и неспособности его двигаться на малых скоростях (т.е. скрытно).
С учетом того, что средства поражения «Статуса-6» существуют со времен холодной войны и появились новые, возникает очень нехорошие вопросы по части тех, кто намеренно вводил в заблуждение военно-политическое руководство о якобы «непоражаемости» «Статуса-6».

Мы имеем сегодня катастрофическую ситуацию с морским подводным оружием ВМФ (вплоть до того, что на боевые службы «ползает» «антиквариат» (тральщики) постройки 1973 г., не прошедший вообще никакой модернизации), а в это же время «активно осваиваются» огромные бюджетные средства на крайне сомнительное «подводные вундерваффе»… Т.е. вместо нормального и достойного ответа нашим «вероятным противникам» по торпедам, средствам противоторпедной защиты, противоминной обороны, иным критическим проблемам обороноспособности страны руководству вооруженных сил и страны лицами, «завалившими» всё в подводном оружии, подсовывают якобы достижения по «вундерваффе»…
На это затрачены огромные средства, в т.ч. уже изъято два атомохода ВМФ. Тот же указанный в материалах 15 ноября 2015 г. «Белгород» уже мог бы быть в составе ВМФ – с мощным комплексом ракетного оружия (до 100 крылатых ракет), и мог стать первым модернизированным атомоходом 3 поколения. Фактически до сих пор ни одна лодка 3 поколения у нас нормальной модернизации не прошла!

АПКР «Белгород» (заказ 664) в цеху Северного машиностроительного предприятия
И всё это без учёта денежных средств, которые тратились на этот проект еще с советских времён, без учёта судов обеспечения и береговой инфраструктуры, без учёта ещё не истраченных денег, которые понадобятся на испытания и развертывание.
На самом деле трудно представить, во что в итоге обойдётся стране эта программа и сколько денежных средств она «оторвет» от решения по-настоящему нужных оборонных задач.
Испытания «Статуса-6» – это отдельный и очень неудобный вопрос. Пример из тематики глубоководных технических средств Главного управления глубоководных исследований: первоначально на них планировалось применение энергоустановок по типу «реактора для космических аппаратов», однако при внимательном изучении этот вариант был отвергнут. Решение это поддержал и главный конструктор данной энергоустановки, руководитель НПО «Красная звезда» Н. П. Грязнов, заявивший на совещании: «По аналогичной космической установке потребовалось на земле сжечь 29 наземных прототипов, прежде чем тридцатый образец мог быть запущен в космос».
Хочется спросить: кто, где и как собрался сейчас «жечь» реакторы для «Статуса»?
Испытать только «практический вариант» (по мнению автора, именно так и хотят сделать у нас)? Хороший пример того, к чему приводит заведомо недостаточная статистика и недостаточная глубина испытаний, – торпеда 53-61, по которой только через десять лет эксплуатации на флоте (и то случайно) было обнаружено, что большую часть времени в боекомплекте торпеда была… небоеспособной. Причем этот конструктивный недостаток никак не проявлялся на ее практическом варианте!
Торпедное оружие в силу специфических условий нахождения и применения объективно требует большой статистики испытаний! У нас сильно влияние на НИОКР «ракетчиков», которые часто просто не понимают этого. Однако смотрим статистику ВМС США по боевой подготовке со стрельбами: количество торпедных стрельбы примерно на порядок превышает количество ракетных!

Военно-политические последствия
При этом ситуация по «Статусу» много хуже «просто обмана руководства» и его военной нецелесообразности. «Статус-6», по сути, является не фактором стратегического сдерживания, а дестабилизации.
Основные требования к инструментам стратегического сдерживания:
• обеспечение возможности нанесения ответного удара, гарантированного наносящего противнику неприемлемый ущерб;
• точность и гибкость применения.
Первое условие требует наличия стратегической триады, т.к. с учетом недостатков одних стратегических средств они перекрываются достоинствами других. Очевидно, что «Статус-6» здесь просто вреден, отрывая ресурсы от действительно эффективных стратегических средств.
Второе условие обусловлено «переменной высотой ядерного порога» в различных условиях обстановки и минимизации ущерба для «нейтральных объектов». И если первый фактор давно нами осознан и реализован (в нашей стратегической триаде), то по второму часто есть глубокое непонимание.
Начинается это с величины «ядерного порога». Очевидно, что противник, обладающий подавляющим военно-экономическим потенциалом, будет обладать инициативой и навязывать нам ту модель столкновения, которая находится заведомо ниже величины «ядерного порога» (желаемого нами). Для парирования этого нужны мощные силы общего назначения и устойчивая экономика (которые являются фундаментом для стратегического сдерживания), и возможность гибкого применения ядерного оружия, в т.ч. с минимизацией «побочного ущерба».
Минимизация может быть достигнута нанесением «предупреждающего» удара, например, по точке в океане, или военному объекту противника, удаленному от крупных городов.
При этом скорость нарастания и протекания военного конфликта, ведущегося современным оружием, требует, чтобы такой удар наносился не только «в нужном месте», но и «в нужное время», что невозможно будет обеспечить аппаратом, в сотни раз более медленным, чем баллистическая ракета, и в десятки раз более медленным, чем крылатая. Удар «Статусом-6» может не просто «опоздать» (если аппарат каким-то чудом сможет преодолеть ПЛО противника). Он может быть нанесён уже после того, как противник запросил мира или в иной политически неподходящий момент. А остановить выпущенную торпеду в этот момент может оказаться невозможно.
При этом стоит согласиться с бывшим министром обороны США Д. Мэттисом в его оценке этого оружия: оно не даёт ничего нового для нашего потенциала сдерживания. Опустошение от применения существующих баллистических ракет по территории США будет таким, что 32 мощных взрыва «Статусов» в уже разрушенных городах не изменят абсолютно ничего. Это важнейший минус проекта, сводящий его значение к нулю даже без учёта всех прочих факторов.
Отдельный вопрос – не просто гражданские объекты противника (в сложившейся «англосаксонской» «традиции боевых действий» их уничтожение возможно и целесообразно), а объекты нейтральных стран.
Безусловно, применение ядерного оружия, даже ограниченное, будет иметь экологические последствия для всех. Однако одно дело «побочный ущерб», и достаточно ограниченный, — например, в конце 50-х — начале 60-х годов в мире «ограниченная атомная война» фактически велась в виде огромного числа испытаний ядерного оружия на земле и в атмосфере. Совершенно иное дело — применение специальных «грязных бомб», обеспечивающих длительное и сильное заражение территории не только противника, но и нейтральных стран. Применение данных средств противоречит правилам войны, а их развертывание может иметь для нас крайне тяжелые политические последствия. Очевидно, что главная цель «Статуса-6» — сдерживание США, однако у целого ряда стран (включая такие крупные, как Китай и Индия) могут возникнуть логичные вопросы: при чем здесь они и почему они, не воюя сами, в результате гипотетического применения «грязного оружия» в конфликте других стран «должны» нести тяжелые потери вследствие их применения?
Развёртывание подобных «варварских» систем оружия позволит США в качестве ответной меры пойти на такие действия, которые они сами ранее объявили неприемлемыми. При этом все эти ответные меры с пониманием будут встречены в даже странах мира, дружественных по отношению к Российской Федерации.
Что касается «альтернативных средств» ведения боевых действий, то очень хорошим для их оценки является «принцип перевернутой шахматной доски»: если ты хочешь так сделать, посмотри, что получится, если противник сделает так же в отношении тебя самого.
Таким образом, военно-политическая роль проекта «Статус-6» («Посейдон») для нас даже не нулевая, а отрицательная.
В условиях крайне серьезных проблем с силами общего назначения огромные средства вкладываются в систему, не обеспечивающую никаких военных преимуществ («Посейдоны» легко обнаруживаются и уничтожаются). При этом средства отрываются от действительно эффективных стратегических средств (ПЛАРБ, «Авангарды», «Ярсы», новые ракеты дальней авиации). Хороший вопрос: если наш «стратегический меч» уже существующих средств крепок (как официально заявляется), то зачем тратить огромные средства на то, чтобы убить врага еще несколько раз после его смерти?
При этом у нас сегодня никак не обеспечена в противоминном и противолодочном отношении группировка «Бореев» на Камчатке, масса иных критических проблем по флоту, армии, ОПК…
С политической стороны все еще хуже.
Очевидно, необходима жесткая и объективная экспертиза того, что уже сделано по этой теме, затраченных на это средств (включая объективную оценку якобы «скрытности» и «неуязвимости» «Посейдона»), а также оценка деятельности лиц, преднамеренно вводивших в заблуждение высшее военно-политическое руководство страны.

«С грязной водой не выплеснуть ребёнка»
В отличие от «Статуса-6», применение атомной энергетики на крупных подводных аппаратах не только возможно, но и целесообразно. Сегодня в РФ имеется серьезный научно-технический задел в малогабаритных ядерных реакторах и глубоководных технических средствах. Созданный в СССР задел по ним необходимо не просто «сохранять», а развивать – в части расширения круга решаемых специальных задач и возможностей глубоководных средств.
Например, вместо «статусной тематики» вполне целесообразным было бы строительство еще одной глубоководной подлодки «Лошарик» (с ее глубокой модернизацией и расширением круга решаемых спецзадач).

Глубоководный комплекс «Лошарик». Уже более 10 лет работы по созданию таких средств не осуществляются, что может привести к потере накопленного научно-технического задела
Крайне целесообразно оснащение наших дизельных подлодок на океанских флотах малогабаритными атомными установками.

Ракетная ПЛ проекта 651Э (с вспомогательной ЯЭУ ВАУ-6 («яйца Доллежаля»). Рисунок из журнала «Судостроение». №3. 2008 г.
Здесь же уместно вспомнить исторический опыт по созданию глубоководных технических средств.
Из воспоминаний Д. Н. Дубницкого:
Технический проект комплекса 1851, разработанный в 1973 году, достаточно заметно отличался от эскизного по своим техническим решениям (главным образом в части движительно-рулевого комплекса, спецустройств и электроэнергетической системы), но не менял основных тактико-технических элементов. Однако к концу технического проекта главный конструктор понял, что выбор типа и параметров главной энергетической установки, сделанный на этапе эскизного проекта, неверен в принципе и требует радикального пересмотра и, по существу, выполнения технического проекта заново с пересмотром состава соисполнителей. Дальнейшее движение по избранному ранее пути заведомо заводило в тупик и могло кончиться только одним — прекращением работ по созданию комплекса проекта 1851. …Произошел случай, не имеющий прецедента в практике кораблестроения: главный конструктор не рекомендовал свой собственный проект к утверждению и предлагал выполнить его заново с привлечением новых соисполнителей и изменением ТТЭ и кооперации, утвержденной постановлением правительства. Для такого шага, сопряженного с риском отстранения от должности с необратимыми последствиями для карьеры, требовалось большое личное мужество. …Без преувеличения можно сказать, что замена энергоустановки на заказе 1851 спасла целое направление подводных технических средств.

Подведем итог
Создание системы «Статус-6» («Посейдон») (в опубликованном в СМИ виде — скоростной и глубоководной «суперторпеды» со сверхмощной ядерной боевой частью, предназначенной для «создания зон обширного радиоактивного заражения, непригодных для осуществления в этих зонах военной, хозяйственно-экономической и иной деятельности в течение длительного времени») бессмысленно и нецелесообразно с военной точки зрения и может иметь тяжелые политические последствия.
Созданный технический задел необходимо направить на создание крупных подводных аппаратов (в т.ч. с ядерными ЭСУ, но с высокой скрытностью), оснащение дизельных подлодок малогабаритными ядерными энергоустановками, развитие глубоководных технических средств и решение иных критических проблем вооруженных сил.

Послесловие
Эта статья была написана более месяца назад и не могла выйти по не зависящим от автора (и очевидным) причинам. За это время по теме появилось много новостей, фактически ставящих вопрос о наличии спланированной рекламной кампании по продвижению «статусной» тематики. Ситуация проста: «денег нет», объективно «режутся» даже наиболее важные и необходимые госпрограммы… На этом фоне огромные деньги фактически закапываются в крайне сомнительную систему, обладающую отрицательной ценностью для обороноспособности и безопасности страны.
И вопросы по такому «Статусу» возникают в т.ч. у многих военных и ученых.
Здесь уместно привести только одну новость, не по «Статусу», но имеющую к нему прямое отношение.
26 февраля. ТАСС. Заместитель гендиректора ПАО "Компания "Сухой" Александр Пекарш:
Если говорить о программе Су-57, то… у нас сегодня по действующему контракту с Министерством обороны два самолета со сроками поставки первого самолета в 2019 году, второго самолета — в 2020 году.
Т.е. мы имеем абсолютно открытый и позорный для России факт: истребитель 5 поколения, программа которого, по логике, должна быть в числе наиболее приоритетных, поставляется Минобороны с «темпом» один самолет в год! «Денег нет»…
Зато они почему-то находятся на «статусную» аферу», в т.ч. и ценой удавливания программы перевооружения ВКС на самолеты 5 поколения и иных, крайне необходимых для обороны программ!

Комменты к свежему опусу Сивкова
mina030
Неуловимый «Посейдон» Российская суперторпеда ударит там, где ее меньше всего ждут
Сивков Константин 05 марта 2019


https://vpk-news.ru/articles/48763
Эксперту должно быть стыдно ссылаться на анонимных «отечественных и зарубежных экспертов», тем более когда они просто несут безграмотную чушь, - про якобы «отсутствие» инфразвукового спектра у «Статуса». Более того «эксперты» Лексины в комментариях к своей статье (на которую ссылаются в т.ч. в Википедии) фактически сознались в заведомом подлоге!
А причина этого вранья простая – с потребной мощностью для движения указанной скоростью, малошумность просто не совместима, «Статус» будет «реветь» не менее ПЛА 2 поколения (а вероятно – на уровне 1 поколения!), соответственно дальность его обнаружения стационарными системами (в т.ч. с учетом километровой глубины хода – очень благоприятной для обнаружения) будет составлять многие сотни – несколько тысяч км (аналогично ПЛА 2 поколения).
Очевидно что прорыв «Статуса» был невозможен без массированного ракетно-ядерного поражения системы противолодочной войны противника на ТВД . Образно говоря – нужно было «кипятить воду»! Бред? Бред! – ибо с военной точки зрения гораздо целесообразнее было эти же боеголовки применить по важным целям противника. И этот бред «обосновывался» в 80х годах (когда начиналась вся эта «статусная афера») истерией в политическом руководстве СССР по рекламным характеристикам СОИ. Кто-нибудь до сих пор верит в эти рейгановские сказки? Зачем сегодня вбухивать в заведомо тупиковую систему огромные средства (при том что «режется» все – включая программа Су-57)?!?!?
С поражением «Статуса» не было проблем даже у американской ПЛО конца 80х годов. Разумеется о наведении ПЛА не нее речи быть не может, а вот противолодочная авиации (в доработанными поисково-прицельными системами) имеет все возможности по грубому ЦУ от стационарных систем, обнаружить, выработать точные данные для применения ядерных глубинных бомб или торпед Mk50 (8 торпед на одном самолете !) и гарантированного уничтожить «Статус». Причем с учетом времени хода до цели, времени на «расстрел» «Статуса» у противника было порядка СУТОК. Т.е. ни о каком «прорыве» его к целям без массированного огневого поражения ядерными ударами (!) системы противолодочной борьбы на ТВД и речи быть не могло! Ввести снова в боекомплект ЯГБ и торпеды MK 50 ВМС США могут в самый короткий срок и с умеренными затратами. Плюс у новой антиторпеды «Трипвайр» проблемы совсем не со «статусами» на километровой глубине (это простая цель для антиторпеды), а с обычными торпедами в приповерхностном слое.
изменить.

В общем-то "куда не ткни", буквально ВСЕ суждения Сивкова по теме "Статуса" не имеют отношения к реальности, см. например по активному режиму ГАК: да, "статус" меньше чем обычная ПЛ, но при этом и его размеры "отбивать" будут сигнал неплохо, а главное другое - мощный турбулентный "хвост" - очень хорошо заметный даже для среднечастотного гидролокатора, с учетом этого фактора - как бы гидролокационная заметность не оказалась у "Статуса" ВЫШЕ чем у обычных ПЛ!

....Сивков, не поясните по "источнику информации" о Ваших "глубоководных скачках" скорости звука? Может быть прежде чем писать по теме, хотя бы для ликбеза (Вам) стоит открыть любую приличную книгу по гидроакустике, и "удивиться" - глубинам залегания сегонного и суточного термоклина (и скачков в нем)? А также тому что километр глубины у "Статуса" - близкок к ИДЕАЛЬНЫМ условия его обнаружения, ввиду нахождения вблизи оси глубинного (гидростатического) ПЗК

Ну и по "зигзагу" Сивкова, - с ним у торпеды просто катастрофически растут ошибки гироскопов, т.е. стрельба возможно только "куда-то туда".
Лексины, на опус которых по "Статусу-6" ссылается "Педивикия" (и следом Сивков), из комментов, от них самих: Л
ексины: Цитата, «К сожалению, наш хороший знакомый и уважаемый нами за компетентность во многих вопросах гидроакустики Максим Климов (mina) утверждает: «С поражением «ядреной дуры» с ТТХ раскрытыми в СМИ проблем нет. С обнаружением - то же» … Конечно, Максим частично прав, утверждая: «скоростной малоразмерный (а значит очень шумный) объект на большой глубине (с заведомо «обжатыми» давлением средствами акустической защиты) обнаруживается и «ведется» элементарно». …. Нам лишь однажды представилась возможность обнаруживать и получить классификационные параметры отечественной быстронесущейся торпеды … Она настолько сильно и специфично шумела при слуховом прослушивании и ее высокооборотный винт давал такой мощный ряд (частокол) дискрет вально-лопастного спектра, что нам понятна уверенность Максима …в достоверном обнаружении суперторпеды».
Цитата, Валентин1947 сообщ. №68: «Про «дуру» постоянно талдычит только mina. Мы писали про суперторпеду в виде ПЛА-малютки».

Мой комментарий к этому: А о том и речь! Что есть действительно нужные направления - "крупные НПА с ЯЭУ" (и скрытность здесь крайне важный фактор!), а есть "СТАТУСНАЯ АФЕРА" (что имеем в реале), и они противоположны.

Подлодки на убой
mina030

Статья в ВПК вышла, но в очень урезанном виде https://vpk-news.ru/articles/46904
Полный вариант:
Проблемные вопросы облика перспективных подводных лодок требуют пересмотра традиционных решений и проведения специальных исследований и испытаний.
     Главным тактическим свойством подводных лодок является скрытность. С учетом этого, резкое увеличение эффективности средств их поиска и поражения за последние четверть века жестко поставило вопрос пересмотра облика современных и перспективных подлодок, их роли и моделей применения в современной войне.
Вышедшая в «ВПК» 23 октября статья «Что спросить у «Ясеня»? вызвала большой резонанс и обсуждение. Наиболее острая реакция была по информации о «прорывных средствах поиска подлодок на самолетах ВМС США» продемонстрированных на одном из прошлых учений Северного флота, - вплоть до заголовков в СМИ «США отыскали «невидимые» российские подлодки». Однако это было совсем не «американской находкой»,  а … нашей (!), - так называемые «нетрадиционные» средства поиска подлодок. Не смотря на то что по теории этого вопроса наука спорит до сих пор (вплоть до прямого отрицания), фактом остаются целый ряд успешных обнаружений и поисковых операций выполненных противолодочными самолетами авиации ВМФ с «специальной настройкой» обычных поисковых РЛС «Инициатива» (60х годов разработки), обеспечивавшей обнаружение погруженных подлодок по «следам» на поверхности.  Сомневающимся можно привести еще пример, -  журнал «Гангут», статья советского начальника отдела перспективного проектирования ЦНИИ им. Крылова А.М. Васильева с  оценкой этого  вопроса последним советским Заместителем Главкома ВМФ по кораблестроению и вооружению адмиралом Новоселовым:  … на совещании не дал слово начальнику института, рвавшегося рассказать об экспериментах по обнаружению всплывшего следа подлодки с помощью РЛС. … Уже много позже, в конце 1989г.,. спросил его, почему он отмахивался от этого вопроса. На это Федор Иванович отвечал так: «Об этом эффекте я знаю, защититься от такого обнаружения невозможно, так зачем расстраивать наших подводников»?
Возникает вопрос – а в отношении военно-политического руководства страны также действует принцип «не надо расстраивать»? Вопрос весьма актуальный, с учетом огромных наших материальных и финансовых вложений в подплав.
Сегодня мы имеем резкий рост («революцию») возможностей противолодочных сил (и особенно авиации), которые ставит крайне жесткие вопросы по облику современных подлодок, их тактике, оружию.  И с этими вопросам (как и с другими новыми условиям подводной войны) необходимо объективно разбираться, в т.ч. с проведением специальных НИР, испытаний, исследовательских учений. И только после проведения этой работы может быть поставлен вопрос по началу технического проектирования и создания атомоходов 5 поколения! Иначе мы завтра получим не современные (перспективные)  корабли 5 поколения,  а «тюнинг» четвертого (а то и 3 поколения) с крайне ограниченной боеспособностью.
Здесь есть еще один аспект – а нужно ли ставить такие острые «специальные вопросы» в публичных СМИ? Это зависит от ситуации, но в той что сегодня мы имеем с ВМФ РФ, когда многие критические проблемные вопросы «давятся» и «лакируются», когда на вооружение под видом «новых и перспективных образцов ВВСТ» поставляется порой «антиквариат» (причем без проведения полноценных испытаний), иного не остается. Наши проблемы не в «технике», а «организации», - нежелании объективно оценивать обстановку и принимать трудные, но необходимые решения. Патриотизм – это «лакирование» и сокрытие «неприятной правды», а способность объективно видеть проблемы и обстановку, жестко ставить и решать, в т.ч. «тяжелые» вопросы обороноспособности страны.
Наглядный пример этой ситуации – многократно упомянутая цитата контр-адмирала Луцкого о проблемах противоторпедной защиты наших подлодок 4 поколения! Об этом знали и знают все объективные специалисты, вопрос многократно ставился на всех уровнях. Однако «удивительным образом» крайне дорогостоящий и малоэффективный «антиквариат» о котором писал Луцкий в «Морском Сборнике» 2010г.  до сих пор закупается ВМФ (находится в свежих тендерах на сайте госзакупок)!
Ниже приведены основные проблемные вопросы скрытности и перспективного облика подводных лодок  и их краткая характеристика.
Скрытность подводных лодок.
Скрытность по первичному гидроакустическому полю («малошумность»). Характеризуется уровнями широкополосных шумов (ШШ) и узкополосных дискретных составляющих (ДС) спектра, причем крайне важным фактором сегодня является сохранение низких уровней ШШ и ДС на повышенных скоростях движения и на больших глубинах (при обжатом давлением прочном корпусе и средствах акустической защиты подлодок). Вопреки рекламным заявлениям некоторых лиц и организаций, имело и имеет место заметное отставание наших подлодок от западных по малошумности (особенно на повышенных скоростях), однако, с учетом достигнутых низких уровней шумности современных подлодок эта разница не велика и при грамотных тактических действиях наших подлодок позволяло на достойном уровне действовать против «оппонентов». Подчеркну – реальный успех целого ряда успешных боевых  служб и поисковых операций наших подлодок (уступавших «оппонентам» по шумности)  был обусловлен в первую очередь их грамотными тактическими действиями (в т.ч. на уровне «военной  хитрости»). Вместе с тем, с учетом всех реальных проблем нашего машиностроения достижение и поддержание в серии достигнутых (низких) уровней шумности  наших подлодок является выдающимся достижением нашей промышленности (и сделано это было в весьма неравных условиях). Сегодня главным направлением снижения шумности подлодок должно быть не уменьшение «спецификационных уровней» шумности (которые и так низки),   а расширение «диапазона малошумности» по скорости и глубине.
     Скрытность  по вторичному гидроакустическому  полю («гидролокационная заметность»). С учетом широкого распространения новых активных низкочастотных систем поиска (в т.ч. многопозиционных) роль фактора малой гидролокационной заметности сегодня становится исключительно важной (в ряде случаев – более приоритетной чем малошумность). Новые средства обеспечивают эффективное обнаружение даже полностью обесшумленных подлодок. В этом вопросе ключевыми являются размеры, форма и конструкция корпуса, наличие специальных поглощающих покрытий (или средств активной компенсации).
     Здесь же возникает вопрос архитектуры корпусов новых подлодок. Обычно о преимуществах однокорпусной конструкции говорят при рассмотрении вопросов малошумности. Однако эта проблема еще более остро встает в условиях активной низкочастотной «подсветки» - когда не только резонируют легкие конструкции корпуса, а значительно увеличивается отражающая способность подлодки за счет отражений от набора наружных (внешних) шпангоутов.  И если по вибровозбудимости легких конструкций  появились решения за счет применения композитов, то проблема сильного вторичного «отклика» набора (и соответственно увеличенных дистанций обнаружения двухкорпусных подлодок) стоит остро.
     Скрытность по «СНЧ полям» (условное название, подразумевающее колебания «столба воды» с подлодкой) зависит от размеров подводных лодок и точности удержания ими глубины и маневрирования в вертикальной плоскости. Ввиду дискуссионности самих теоретических обоснований «нетрадиционных средств», необходимо отталкиваться не от «теории» а от «эксперимента» (фактических результатов в море по реальным целям), однако с этим вопросом необходимо разбираться очень серьезно, в первую очередь с практической стороны – при каких условиях может быть обеспечена скрытность    наших подлодок в окраинных морях с малыми глубинами. Сегодня для подлодок малые глубины (когда-то часто оптимальные для скрытности) стали «проблемной зоной». «Нырять глубже»? Возможно, - если позволяют глубины … Кроме того на большой глубине из за обжатия резко снижается эффективность средств акустической защиты и растет шумность.
     При этом регистрация «аномалий» РЛС – только одно из направлений «нетрадиционных способов» поиска, причем имеющее целый ряд ограничений по условиям («эффект нестабилен» - и это мягко выражаясь).
Сегодня, не смотря на значительное увеличение роли неакустических средств обнаружения, гидроакустика продолжает оставаться ключевым способом обнаружения подлодок.
     Поля следа подлодки. Вопреки широко распространённому мнению о  «не имеющих аналогов» отечественных системах поиска следа, за рубежом имеются свои подобные системы, причем не «исследовательские образцы» а именно серийные, и на подлодках боевого состава.
Эффективность таких западных средств поиска как радиоэлектронная разведка усугублена для наших подлодок грубой конструкторской ошибкой – в погоне за сокращением числа отверстий в прочном корпусе (и  выдвижных устройств) мы совместили на одной «мачте» РЛС и станцию радиотехнической разведки (РТР). В результате высокая радиолокационная заметность РЛС демаскирует наши подлодки (в т.ч. последнего поколения)  и крайне затрудняет ведение РТР в зоне активного поиска авиации противника.
Кроме того – в  последние годы значительно (хоть и существенно менее чем многопозиционные РГАБ) повысилась эффективность  магнитометрических средств поиска.
К «классическим» оптическим средствам обнаружения в последние годы добавились лазерные сканеры, обеспечивающие обнаружение подлодок (в т.ч. сверхмалых на грунте) в приповерхностном слое (менее 50-100м).
     С учетом возможностей новых средств поиска задача обеспечения скрытности, не имеет сегодня абсолютных технических решений. Даже полностью бесшумная подложка будет обнаружена за счет низкочастотного активного «подсвета», а высокая поисковая производительность новых средств и возможность их применения с авиации позволяет быстро наращивать противолодочный потенциал в районе «первичного обнаружения» подлодки, практически исключив ей возможность уклонения.
В этих условиях решение проблемы скрытности и боевой устойчивости подлодок возможно только на тактическом и оперативном уровнях. Во многих случаях сегодня наиболее эффективным способом восстановления скрытности обнаруженной подлодки будет тактический, - «убить» носитель противолодочных средств «взявших контакт» с нею.
Очевидно также необходимость включения подлодок в сетецентрическую  систему  управления и обмена данных на ТВД (причем на «оперативном» уровне). Здесь есть проблема обеспечения скрытности связи, однако скрытность – комплексное понятие, и «включение в сеть» становится сегодня одним из условий обеспечения скрытности подлодок. Фактически именно это сегодня реализуется на западе (в первую очередь в ВМС США).
Вопросы гидроакустики.
         Вопросы гидроакустики  (как в части обнаружения и управления, так и скрытности). Объективно – наша гидроакустика отстает от того что имеют современные западные страны. Однако это отставание технически минимально, а с учетом того для нашей промышленности это соревнование весьма неравное в техническом отношении (например с учетом существенного отставания в мощных средствах обработки информации), мы реально имеем высокий и достойный уровень отечественной гидроакустики. Речь разумеется идет о новых образцах, и сохранение на кораблях ВМФ просто антикварных изделий разработки конца 60х-начала 70х годов прошлого века (причем не прошедших даже минимальной модернизации) – «Рубикон», «Платина», «Шелонь», МГ-89 это просто позор ВМФ. Однако этот достойный уровень мы имеем только в технике. При этом у нас имеет место катастрофическое отставание в внедрении новых (современных) концепций гидроакустических средств и тактики их применения.
     Проблема «концептуального отставания» по гидроакустике еще более обостряется в силу нашего непонимания вопросов в вопросах оперативной океанографии (того что для наших «так называемых партнёров» является фундаментом современных противолодочных действий)
Адекватная модель системы оперативной океанографии
(аналогична западным).
     Учет факторов среды (условий распространения звука) резко повышает возможности сил как по поиску подлодок, так и обеспечению своей скрытности, однако эффективная система требует комплексного рассмотрения вопросов: «датчиков», «моделей среды» и «потребителей» (гидроакустические средства поиска или подлодки обеспечивающие свою скрытность). Логично? Как сказать ….вместо этого у нас есть ряд «разрозненных работ», исследующие факторы «датчиков», «моделей среды» и «потребителей» не просто по отдельности, но часто без какой-либо связи друг с другом. Практическая полезность таких работ крайне низка.
С учетом состояния вопросов скрытности, гидроакустики и общей оперативной обстановки в большинстве тактических ситуаций бой будет начинаться для нас с внезапной атаки нас

Ключевая проблема подводных дуэлей для нас – «где противник»?
Дуэльные возможности подлодок.
     Некоторые вопросы активного противодействия авиации были рассмотрены в № 43 (756) за 6 ноября 2018 года ВПК статья «Нужны ли ЗРК подплаву?»
       Ввиду целесообразности уменьшения размеров подводных лодок возникает вопрос необходимого боекомплекта оружия (особенно – ракетного боезапаса). Очевидно, что ответ на этот вопрос невозможен до тех пор пока уверенно не залетает новейший «Циркон». При этом при всей перспективности, реальности и крайней важности для обороноспособности страны этой темы, технически задача весьма сложна и ни о каких его «Государственных испытаниях в 2019г.» (о чем заявили некоторые СМИ) не может быть и речи.
     Подчеркну – облик и эффективность оружия являются определяющими параметрами (наряду с вопросами скрытности)  облика перспективных подводных лодок 5 поколения. Мы же, не имея удовлетворительных ответов ни по оружию, ни по вопросам скрытности уже «активно осваиваем бюджетные средства» на «проектирование лодок 5 поколения».
Вопреки широко распространённому у нас мнению ключевым фактором подводного боя является не «малошумность» и «первый выстрел», а характеристики оружия и средств противодействия. 
При этом «тренд» «малошумность это все», бы внедрен нам ВМС США в виде «информационной диверсии» (в т.ч. публикациями в западных СМИ и заявлениями представителей командования ВМС США, имевшие целью преднамеренную дезинформацию нас). Для себя ВМС США еще с 50х годов прошлого века разрабатывали тактику и технические средства обеспечивающие выигрыш подводных боев даже для более шумных подлодок (например «дуэль» американского атомохода «Стерджен» и нашей дизель-электрической  подлодки, с первым  нашим залпом). Размах спецучений по этой тематике в США с  50х годов впечатляет даже сейчас – расход торпед и средств гидроакустического противодействия (СГПД) шел на многие десятки. Фактически с конца 50х годов наличие большого боекомплекта  эффективных СГПД  стало аксиомой для всех западных подлодок.
До появления цифровых помехозащищенных систем самонаведения (ССН) торпед помехозащищенность всех ССН была недостаточной. Своевременное применение даже таких малоэффективных средств противоторпедной защиты (ПТЗ) как газовые завесы и механические излучатели шума, обеспечивало хорошие вероятности уклонения атакованной ПЛ. В этих условиях главным фактором обеспечения помехозащищенности залпа на западе стало телеуправление. Мы же и по телеуправлению и по СГПД проигрывали, и очень сильно, причем не «технически», у нас были разработаны очень достойные изделия по этой тематике, - например самоходный имитатор МГ-44 или самоходный прибор отведения торпед МГ-104. Проблемы были организационные, - СГПД у нас «потерялись» между «минерами», «акустиками», «механиками», «вычислителями», формально относясь к «средствам РЭБ». В результате основными  СГПД  подлодок ВМФ СССР были дрейфующие приборы ГИП-1 и МГ-34, эффективность которых уже в начале 80х годов оценивалась как крайне низкая. У нас так и не появилось ничего подобного американскому комплексу СГПД GNATS, а его «самодельные аналоги» типа комплексного бортового прибора «Проба» на единственной черноморской подлодке С-37, лишь подчеркивали весь наш катастрофический провал по этому направлению.
С учетом значительного уровня «боковых лепестков» диаграмм направленности аналоговой гидроакустики 80е годов  того времени, своевременное применение пары мощных дрейфующих приборов Mk3 и  Mk4 (высокочастотного – против ССН торпед и низкочастотного – против гидроакустических средств целеуказания) практически гарантировало в 80е годы уклонение ПЛА ВМС США   от атаки противолодочных сил ВМФ СССР (успех для нас был возможен, но только путем «нетрадиционных» способов применения оружия, -  на уровне «военной хитрости»).
Однако сегодня эффективность даже мощных одиночных дрейфующих  приборов СГПД типа Mk3 и Mk4 против современных торпед (типа УГСТ или МТТ) и ГАК (типа МГК-400ЭМ) низка. В связи с этим недоумение вызывает наличие в закупках Минобороны (и ВМФ) таких средств как  крайне дорогой «дрейфующий прибор противоторпедной защиты «Удар»». Возникает вопрос – «Удар» вообще проходил испытания против современных торпед? Или с ним было «как обычно» у нас – «нам пожалуйста на испытания вот ту торпеду» (устаревшую) и «ни в коем случае не новую»?
Однако появление в 80х годах начала цифровых гидроакустических комплексов, а в последующем, в 90х цифровых ССН торпед резко снизило эффективность таких СГПД. Фактически сегодня не может быть и речи о эффективном применении дрейфующих СГПД для ПТЗ (дрейфующие СГПД могут сегодня быть только частью комплексной модели противодействия торпедам).
     Примером следующего поколения СГПД является комплекс C303S фирмы WASS, разработки 90х годов. Главная особенность  C303S – групповое, адаптивное к тактической и помехосигнальной обстановке комплексное применение  в одном эпизоде группы дрейфующих и самоходных СГПД. Основной идеей этого комплекса было то что узкополосные ССН торпед имели недостаточную дальность классификации целей (менее 1 км), что в сочетании с групповым применением дрейфующими приборами, самоходные имитаторы комплекса C303S с высокой вероятностью уводили на себя торпеды, обеспечивая уклонение подлодки.
Переход на сверхширокополосные ССН торпед резко снизил эффективность существовавших средств противодействия (включая такие «брендовые» системы как С-303S), поставив вопрос о принципиальной возможности эффективного противодействия таким ССН средствами ГПД (и соответственно создания нового поколения СГПД).

Очевидное решение в этой ситуации – комплексная совместная отработка новых ССН и СГПД, с реальным моделированием самых разных вариантов «дуэльных ситуаций». Однако на это якобы «нет денег» (ввиду крайне высокой стоимости тех же «Ударов» и выстрелов торпеды «Физик»). Возникает вопрос – а строить подводные лодки с заведомо необеспеченной защитой (то что мы делаем сейчас) у нас «деньги есть»?
Кроме того,  имеются эффективные способы резкого сокращения стоимости испытаний, например возрождение забытых у нас стоповых («батисферных») испытаний, когда ССН торпед и СГПД «вывешивались» на глубине аналогично «удочке». Более того – в СССР существовали и применялись буксируемые батисферы! Т.е. способы исследования вопросов «бокса» ССН-СГПД есть, причем с весьма умеренной стоимостью этих работ. Нет только желания ответственных должностных лиц так делать, ввиду того что для ряда «принятых ВМФ» образцов СГПД и ССН торпед последствия таких испытаний будут разгромны и скандальны.
     Что мы имеем сегодня? (оценка некоторых наших СГПД)
     До сих пор на наших кораблях широко представлены (используются) древние и абсолютно устаревшие приборы МГ-34 и ГИП-1.
     «Новый» дрейфующий  прибор «Вист-2» при хороших технических параметрах был уместен в 80х-90х годах, но сегодня очевидно полностью устарел, - сменилось несколько поколений торпедного оружия, и с устаревшей концепцией «Виста» его эффективность против современных торпед низка.
     Самоходный многоцелевой прибор ГПД «типа МГ-74М» является повторением на современном техническом уровне давно устаревших концепций СГПД 70х-80х годов (и соответственно – с ограниченной эффективностью).
     Самоходный прибор отведения торпед МГ-104, был на момент создания вероятно лучшим образцом этого назначения в мире. Однако условия его размещения на подлодках (разработчик комплекса СПБМ «Малахит») весьма затрудняли эксплуатацию и не обеспечивали необходимого боекомплекта на борту (971 проект – всего 6 приборов, при необходимости не менее трех десятков!).
     В СМИ приводились данные по закупке МО РФ дрейфующих приборов защиты «Удар-1» и «Оплот». С учетом их крайне высокой стоимости и малого количества очевидно, что речь идет об новых изделиях, но созданных под давно устаревшие требования и условия подводной войны 80х годов и соответвующе низкой эффективности.
     СПБМ «Малахит» является в РФ головной организацией по комплексам торпедного вооружения и самообороны подлодок. Анализ сравнительно свежего патента по теме -  RU 2412855 20.11.2009 «Пусковая установка подводной лодки». (права: Министерство обороны РФ, ОАО «СПБМ «Малахит») показывает что  в отличии от западного аналога (С-303S), пусковая установка «Малахита», неспособна к залповому применению и исключает применение «длинных» изделий (самоходных с высокими характеристиками), - т.е. обладает заведомо неудовлетворительной эффективностью и потому неспособна обеспечить эффективное противодействие современным торпедам.
     На одном из ресурсов сети «интернет» была представлена «система защиты подводных лодок» на основе выстреливаемых приборов, с которых «розочкой» расходятся и зависают дрейфующие СГПД. «Картинка» - красива. Ее «рекламный проспект» - видимо то же.
Универсальные двухсредные средства РЭП для активной защиты ПЛ
     Только вот с «практикой» возникают «неудобные вопросы» - приборы малогабаритные, значит о серьезной (необходимой) мощности широкополосной помехи не может быть и речи … прицельная по частоте помеха? – а кого будет давить эта «стая» СГПД? – да самих себя же! Фактически, при реальных стрельбах мы получим «собачью свадьбу» группы этих СГПД, - когда по первому сработавшему прибору начнут работать («давить») остальные! А что же атакующие торпеды? А они (если современные) будут спокойно наводится на нашу подлодку!
Здесь же уместно вспомнить что комплекс вооружения 885 проекта («Ясень») является фактически ухудшенным вариантом комплекса вооружения подлодок 3 поколения! Как такое вообще могло получиться? Крупный отечественный специалист: «размещение комплекса на лодках 3 поколения «Лазурита» и «Рубина» получилось на порядок продуманней чем на «барсе» (СПБМ «Малахит»), и причина в том что для «Рубина» и «Лазурита» мы - оружейники (и отношение к нам соответствующее), а для «родного Малахита» мы - «придаток прочного корпуса».
При этом  комплекс вооружения «Лады» (677 проект ЦКБ «Рубин»), не смотря на ряд ошибок,  по ряду ключевых характеристик продемонстрировал значительное превосходство над «малахитовскими».
При «обосновании» облика комплексов вооружения и самообороны в 2000х часто говорилось о их «моделировании применения и эффективности» в «Малахите». В одной из таких дискуссий автор просто «срезал» оппонентов простым вопросом – как изменились расчетные оценки эффективности «эффективности» «Малахита» в 2007г. (с поступлением боекомплект американских подлодок новейшей модификации торпеды Mk48 mod.7). Да никак они не изменились! – при том что оружие «так называемых партнеров» стало фактически другого поколения, с резко увеличенными боевыми возможностями.
«Математические модели» заложенные у нас в основу расчетов эффективности и обоснования облика (так называемый «сухой полигон») имеют весьма отдаленное отношение к реальности. Очевидно, что математическая модель «сухого полигона» может быть корректной только тогда когда она успешно верифицируется (проверяется) фактическими испытаниями (стрельбами) в реальных условиях («мокрый полигон»). Например именно комплексный анализ моделирования «сухого полигона» и результатов «мокрого» позволил ГНПП «Регион» в 90х-2000х в условиях ограниченного финансирования и малой статистики стрельб совершить мощный рывок и создать ССН торпед «Физик», УГСТ, торпеды и антиторпеды комплекса «Пакет». И можно только сожалеть что вопросы новых СГПД оказались в этот период  в «сфере ответственности других организаций», а не «Региона», имевшего наиболее высокий потенциал для их решения.
При этом у нас слишком часто и  абсолютно некритично заимствуются западные идеи по СГПД, причем как правило давно устаревшие. На «сухой виртуальной модели» - «все прокатит»!
     По испытаниям в реальных условиях добавлю еще один факт, и просто «убойный». У нас вообще никогда не было реальных торпедных стрельб с включенными ССН в условиях Арктики. Последний раз «включенные ССН» отечественных торпед были в Арктике в …1970г (!!!), и применялись они с батисферных (стоповых) комплектов (как «удочка в прорубь»). Учитывая ряд скандальных подробностей тех испытаний (а участие принимали там в т.ч. опытные образцы ныне стоящих на вооружении ВМФ ССН «Керамика» и «Водопад»), больше такого просто не проводилось. Для сравнения – ВМС США и Великобритании проводят ежегодные (!) противолодочные учения в Арктике с выполнением массовых торпедных стрельб (доходит до двух десятков на одну подлодку). Т.е. в то время когда мы в Артике занимается «просто патрулированием с элементами фитнеса», противник занимается там же жесткой боевой подготовкой, в готовности по команде перестрелять наши подлодки.
     Ситуация с системой испытаний торпед и СГПД просто катастрофическая и необходимы жесткие и экстренные меры и решению этой проблемы. И решение этого вопроса является ключевым инструментом  для разрешения «торпедного кризиса» ВМФ! Технически – потенциал и задел для решения имеющихся проблем есть, нет правильной постановки задач и концентрации усилий для этого. И создание полноценной, эффективной и честной системы проведения испытаний морского подводного оружия ВМФ является системообразующим фактором для всей тематики МПО.


Выводы:


  1. Новые возможности противолодочных сил и средств жестко ставят вопросы обеспечения скрытности подлодок, и без проведения специальных исследований и испытаний решение их невозможно. Соответственно – без решения этих вопросов не могут быть выработаны

  2. Создание боевых средств 5 поколения должно упреждать разработку их носителей, и до тех пор пока не решены принципиальные вопросы облика нового оружия (и его боекомплекта на борту) ни о каких «Хаски» 5 поколения не может быть  и речи

  3. Критически важный вопрос – проведение совместных испытаний и исследований новых ССН торпед и СГПД (в т.ч. якобы уже «прошедших испытания» и «принятых ВМФ».



PS для ЖЖ пришлось урезать, в полном виде http://otvaga2004.ru/armiya-i-vpk/armiya-i-vpk-vzglyad/kto-pobedit-v-podvodnoj-dueli/