...Ничего нельзя изменть ... Все уже решено ... - ЭТО МЫ ЕЩЕ ПОСМОТРИМ!

В ряде статей автора ранее были подняты вопросы критических недостатков новых кораблей и крайне острые проблемы реальной боеспособности ВМФ.
Возникают вопросы: «Что делать»? А главное – «Как?»
Первое. Это осознание остроты и причин проблем, необходимости их безусловного решения.
Второе. В критике очень важно наличие конструктивных предложений по решению обозначенных проблем («технические решения»).
Третье. Управленческие решения, эффективные с учетом всего имеющегося «организационного маразма» («организационные решения»).
Необходимо понимать, что с учетом сложившейся системы, даже высокопоставленные должностные лица имеют ограниченные (порой весьма) управленческие возможности для решения сложных комплексных проблем. Когда они межвидовые и межведомственные. И вдвойне особенно – когда в деле замешаны крупные интересы «авторитетных бизнесменов» и «жирных котов» ОПК.
...
Событием, перевернувшим «начертанный ход событий», стал пост на севастопольском форуме:

...
P. S.
Возникает серьезный вопрос о ветеранах флота (в том числе высших офицерах и адмиралах). Об их позиции по сегодняшним острейшим проблемам ВМФ (скрытности против новых средств поиска подлодок, состояния с прикрытием с воздуха сил флота и баз, подводного оружия и особенно противоторпедной зашиты и т.д.), с которыми наш флот, вступи он в войну против сколько-нибудь серьезного противника, ждет очередной «цусимский погром».
И это не только фактор «честно доложить обществу» (или Верховному). Это очень важно и для того, чтобы реально помочь тем, кто сейчас в рядах ВС РФ.
Кто понимает всю остроту ситуации, но не имеет возможности (в рамках сложившейся системы) что-то реально изменить.

https://topwar.ru/179178-jeto-my-esche-posmorim-ili-o-znachenii-smi-i-publichnoj-oglaski-ostryh-voprosov.html

Ранее:
«Гремящий» и другие. Получит ли наш флот эффективные корабли ближней зоны?
МФ РЛК «Заслон» никогда не будет доведен до требуемого уровня боевой эффективности.
https://topwar.ru/178644-gremjaschij-i-drugie-poluchit-li-nash-flot-jeffektivnye-korabli-blizhnej-zony.html

Флот, идущий к Цусиме. Итоги ВМФ за 2020
«На флоте все хоккей». Войны все равно не будет… Авось не будет… Но что, если?...
https://topwar.ru/178706-flot-iduschij-k-cusime-itogi-vmf-za-2020-god.html

Борей-Булава: залп ушёл, но тяжёлые вопросы остались
С безудержным вливанием средств в МСЯС (и «вторым МСЯС» со «Статусом 6/Посейдоном») ВМФ напоминает субъекта в дорогом сюртуке, однако при этом в рваных штанах и босиком...
https://topwar.ru/178779-borej-bulava-zalp-ushel-no-tjazhelye-voprosy-ostalis.html

«Фальшивый блеск» «стекляшек» DIAMANDa
"Хранцузская афера" "доблестного вЭмЭфЭ"
https://topwar.ru/179054-falshivyj-blesk-stekljashek-diamanda.html

"Прелести" наших НИОКР и стрельб новых корветов (новые статьи на ВО)

"Наши "войны пентагона". Реалии отечественных военных НИОКР"

https://topwar.ru/177763-nashi-vojny-pentagona-realii-nashih-voennyh-niokr.html

Наши "Войны Пентагона-2" Хаос ОКР:
https://topwar.ru/178425-nashi-vojny-pentagona-2-haos-opytno-konstruktorskih-rabot.html

Примечание: фильм по Бертону реально очень хороший, чего нельзя сказать по нему самому, на деле, при работе в Пентагоне он скорее на Гровса походил чем на себя в фильме

"Дырявый зонтик флота" - в 3 частях (пока вышли 2)
https://topwar.ru/178009-dyrjavyj-zontik-flota.html
https://topwar.ru/177763-nashi-vojny-pentagona-realii-nashih-voennyh-niokr.html

ЗЫ есть крепкое подозрение на то что "Алдар" НИЧЕГО НЕ СБИЛ

«Не спрашивай, по ком звонит колокол, он звонит по тебе».

По последней Карабахской войне и фактор БЛА (беспилотных летальных аппаратов):
Карабахские уроки для России
https://topwar.ru/177055-karabahskie-uroki-dlja-rossii.html

Мог ли устоять Карабах?
https://topwar.ru/177262-mog-li-ustojat-karabah.html

«Был живуч миф о непобедимой армии, критиковать армию — это лить воду на мельницу врага, такие мысли могут высказывать только пораженцы…. Миф держался только на политических заявлениях разного уровня…Все они сводились к тому, что у нас мощная и героическая армия, …поэтому и границы … надежно защищены».
Вам это ничего не напоминает?
И это не какая-то «второстепенная мелочь». Ложь, самохвальство, уничижение противника - вплоть до полной потери способности адекватно воспринимать обстановку и действовать. - Вот что стало ключевым фактором разгрома Армении в Карабахе.
Делайте выводы.


Беспилотные «рои» готовятся к бою
https://topwar.ru/177344-bespilotnye-roi-gotovjatsja-k-boju.html



А завтра они будут атаковать нас. Но ответить нам будет нечем.

На острие противостояния: БЛА против ПВО
https://topwar.ru/177549-na-ostrie-protivostojanija-bla-protiv-pvo.html
Выводы
Окажись в Карабахе, например, бригада Вооруженных Сил РФ со штатным вооружением (и даже усиленными средствами ПВО), тяжелые потери все равно были бы неизбежны: просто потому, что беспилотников было «слишком много». Да, их потери были бы велики, но военно-техническое превосходство и ресурсы все равно оставались бы не на нашей стороне.
В этом плане остро встает вопрос экстренной модернизации средств войсковой ПВО для обеспечения эффективного противодействия новым угрозам БЛА.
Как было указано выше, ключевым условием надежного обнаружения БЛА является наличие эффективных мобильных РЛС. Помимо их закупки (и размещения на бронебазе, как минимум, «Тигра») очевидно необходима экстренная модернизация имеющихся в войсках «Торов», «Тунгусок» и возможно «Ос-АКМ».
Крайне важно форсировать работы по «малым ЗУР» против БЛА и дальнобойным (порядка 40 км) ЗУР для ЗРК малой дальности (как дополнительное средство к основному боекомплекту ЗУР дальности 10ꟷ20 км).
Задача массового оснащения войск снарядами с дистанционным подрывом калибра 30 мм (прежде всего за счет модернизации БМП) должна идти вне всякой очереди. При этом должен быть решен вопрос организации взаимодействия и связи с РЛС разведки БЛА (отдельными и в составе ЗРК).
Средства РЭБ (как средства подавления, так и РТР, в т.ч. радиолиний БЛА) должны быть включены в штаты на уровне батальонов (с возможностью «деления» при формировании отдельных ротных тактических групп).
Кроме того, необходима боевая подготовка (начиная с исследовательских учений) по реальным массированным налетам БЛА. В сухопутных войсках понимание этого есть, но когда ВМФ сдает Госы кораблей парашютными мишенями, то это «ошибка, хуже преступления».
Безусловно, это далеко не все выводы. Но это – основные.
Крайне важный и очень болезненный вопрос организации наших НИОКР будет рассмотрен в следующей статье.

О "Статусе-6".


Первая объективная статья специалиста по «Статусу» вышла 11 марта 2019 г. на портале «Военное обозрение»: «Статусный» тупик». https://topwar.ru/155207-statusnyj-tupik.html

…объективно «режутся» даже наиболее важные и необходимые госпрограммы… На этом фоне огромные деньги фактически закапываются в крайне сомнительную систему, обладающую отрицательной ценностью для обороноспособности и безопасности страны.

Фактически статья была написана еще в начале января 2019 г., однако значительное число СМИ отказалось от ее публикации, как говорится, из опасений… Оказалось, что у нас есть оборонные вопросы, по которым нужно в набат бить, но ситуация по ним такова, что даже словно сказать страшно
«Посейдон»/«Статус-6». В ущерб реальной обороноспособности
https://topwar.ru/176056-esche-raz-o-spa-posejdon-status-6.html
Выводы и факты
1. Заявления по якобы скрытности изделий «Статуса-6» не имеют под собой никаких оснований. Наоборот, высокая потребная мощность и огромное переутяжеление «Статусов» будут означать значительное внешнее акустическое поле (как первичное, так и вторичное – для гидролокаторов), а обозначенная маршевая глубина в районе 1 км находится вблизи оси глубинного подводного звукового канала в океане, где условия обнаружения «Статусов» будут близки к идеальным.
2. Изделия «Статус-6» могут быть поражены даже штатными противолодочными средствами 80-х гг. — ядерными глубинными бомбами, при целеуказании от поисково-прицельных систем авиации. Сегодня арсенал средств поражения существенно расширен, в т.ч. торпедами типа Mk50 (сохраняются на складах ВМС США) и новыми антиторпедами АТТ ВМС США.
3. Возможность прорыва «Статусов» к целям может быть обеспечена только в случае массированного ядерного поражения элементов противолодочной борьбы на ТВД («кипятить море»). Возникает вопрос по целесообразности такого решения задачи с учетом того, что в обозримой перспективе стратегические боеголовки будут надежно поражать своим цели классическими средствами.
4. Создание системы «Статус-6» требует крайне высоких материальных затрат, что существенно ограничивает финансирование гораздо более актуальных, востребованных и эффективных программ.
5. «Статус-6»/«Посейдон» не имеет какого-либо военного смысла (кроме отрицательного), крайне сомнительнен в политическом отношении.
6. Несмотря на все это, программа продолжает реализовываться.
7. Обо всем этом необходимо говорить, писать в СМИ! Вопрос нужно трясти, ибо капля камень долбит, и вменяемых разумных аргументов за «Статус-6» у лоббистов этой тематики нет. Собственно, сама реакция (крайне нервная и болезненная) на критические аналитические материалы в СМИ на этой теме показательна. Сила в правде, и специалисты по удовлетворению научного любопытства за огромные бюджетные средства это понимают.
8. Вместе с грязной водой нельзя выплеснуть ребенка: тематика малогабаритных атомных энергоустановок весьма актуальна как для боевых крупноразмерных подводных аппаратов, так и для обеспечения большой дальности подводного плавания наших дизельных подлодок малогабаритными специальными энергоустановками «особого периода».


После выхода "Статусного тупика" ("бахнуло" так что администрация ресурса была вынуждена закрыть дискуссию по ней и более чем 800 комментов), "решило рискнуть" "НВО"
22.03.2019
Неуязвимость «Посейдона» – миф?
https://nvo.ng.ru/concepts/2019-03-22/1_1038_poseidon.html
причем в виде "бития "Статуса-6" через бренное тело г.Сивкова":
И, наконец, главное. Эксперт указывает: «Никто не может помешать сделать так, чтобы в случае поражения «Посейдона» он в последнее мгновение своего существования взорвал термоядерный мультимегатонный заряд. Срабатывание боевой части суперторпеды при ее гибели будет иметь катастрофические последствия для стран, расположенных вблизи района взрыва и противолодочных рубежей: Норвегии, Англии, Японии, а также в значительной мере дезорганизует в данном оперативно важном районе систему ПЛО, тем самым облегчая ее преодоление суперторпедам, следующим за погибшей».
Проблема в том, что еще с 1980-х годов рубежи ПЛО противника начинались фактически прямо от наших баз и соответственно указанный взрыв произойдет прямо у наших берегов. Да, срабатывание всех «грязных» мощнейших боевых частей даже на территории РФ будет иметь катастрофические последствия для планеты, но тогда зачем гонять их через океан и размещать на носителях, которые с большой вероятностью будут потоплены?
Об адекватности самой идеи речи просто нет. Особенно с учетом пп. 1 и 3 ст. 35 Дополнительного протокола к Женевским конвенциям от 12 августа 1949 года, принятого 8 июня 1977 года: «1. В случае любого вооруженного конфликта право сторон, находящихся в конфликте, выбирать методы или средства ведения войны не является неограниченным. … 3. Запрещается применять методы или средства ведения военных действий, которые имеют своей целью причинить или, как можно ожидать, причинят обширный, долговременный и серьезный ущерб природной среде».
Подведем итоги. Практически все приведенные суждения и тезисы К. Сивкова на поверку оказываются несостоятельными. В чем же причина этого: недостаточная компетентность автора в данном вопросе или попытка подогнать выводы под заранее заданный результат? И здесь возникает еще один очень важный вопрос – объективности экспертиз, особенно по проектам, имеющим большое государственное, общественное и оборонное значение.


В указанных статьях аргументация по откровенно попильному саботажу реальной боеспособности ВС РФ в рамках работ по "Статусу-6" приведена исчерпывающе.
По "дискуссиям" по теме, особенно рекомендую https://otvaga2004.mybb.ru/viewtopic.php?id=2087
ругани там много, но хорошо видно "кто есть кто", и кто для "обоснования" этой аферы вынужден прибегать к откровенному вранью и дурнопахнущим "аргументам" (в кавычках)

Суперкавитирующая торпеда «Шквал»: эффектно, но не эффективно, и другие новые статьи на ВО и ВПК

Суперкавитирующая торпеда «Шквал»: эффектно, но не эффективно

https://topwar.ru/175609-superkavitirujuschaja-torpeda-shikval-jeto-jeffektno-no-nejeffektivno.html

Ближней зоне – здравый смысл
Проблемы русского корвета надо решать незамедлительно

https://www.vpk-news.ru/articles/58652

Рубить по-умному
О сокращении оборонных расходов и перераспределении финансирования между статьями оборонного заказа

https://www.vpk-news.ru/articles/58856

СКШУ «Кавказ-2020», или Черноморский разгром российского флота

https://topwar.ru/175470-skshu-kavkaz-2020-ili-chernomorskij-razgrom-rossijskogo-flota.html

Какие модули нужны нашим кораблям?

https://topwar.ru/175212-kakie-moduli-nuzhny-nashim-korabljam.html

Способность воевать на море — необходимость для России!
https://topwar.ru/175267-sposobnost-voevat-na-more-jeto-neobhodimost-dlja-rossii.html

SeaFox: маленький морской лис-убийца

https://topwar.ru/175049-seafox-malenkij-morskoj-lis-ubijca.html

Ответный выстрел. Насколько грозен Seawolf в Баренцевом море?

https://topwar.ru/174945-otvetnyj-vystrel-tak-naskolko-grozen-seawolf-v-barencevom-more.html

Торпеда СЭТ-53: советская «тоталитарная», зато настоящая

https://topwar.ru/174810-torpeda-sjet-53-staraja-sovetskaja-totalitarnaja-zato-nastojaschaja.html

«Рубиновые» игрушки

https://topwar.ru/174716-rubinovye-igrushki.html

Противоминная «тридцатьчетвёрка»: подводный аппарат РАР-104. Уроки и выводы

https://topwar.ru/174451-protivominnaja-tridcatchetverka-podvodnyj-apparat-rar-104-uroki-i-vyvody.html

Модули «патрульники» не спасут

https://topwar.ru/174150-moduli-patrulniki-ne-spasut.html

Корветы, которые пойдут в бой

https://topwar.ru/174174-korvety-kotorye-pojdut-v-boj.html

о "Курске" ...


Скорбим. Помним.

Два года назад бурную реакцию вызвала статья
https://www.vpk-news.ru/articles/45654
Название было не мое, редактора. И оно "не совсем корректное", - у меня особое мнение о причинах "события №1". А вот что касается "события №2", да, дейстельно - если бы на "Курске" вместо 65-76А были современные ДСТ (которые за 5 лет до этого безосновательно сняли с ПЛ СФ и отправили на центральные склады), то большая часть экипажа была бы сегодня жива. Объективно - в момент "события №2" 1 отсек уже был затоплен водой практически полностью, и "большой взрыв" не мог быть связан с пожаром …

И я еще раз повторюсь:
Автора не затруднит назвать фамилию этого лица и привести еще ряд фактов. Однако с учетом того, что человек продолжает решение в высоких кабинетах вопросов торпедного оружия ВМФ, целесообразно предоставить ему слово и предложить публично объяснить свои действия по вопросам:
1. Необоснованного отказа от серийного выпуска торпед «Физик» сразу после успешного завершения ими государственных испытаний.
2. Прекращения в это же время ОКР по модернизации «Физика» (единственной торпеды с ТТХ на уровне, близком к лучшим мировым образцам).
3. Категорического неприятия топлива пронит под предлогом его якобы «исключительной токсичности» (и распространения об этом недостоверных слухов).
4. Лоббирования вместо «Физика» другой торпеды, с ТТХ много хуже, чем у Mk48 mod.1 (1971 год), то есть продвижение заведомого в 30–40 лет отставания торпедного оружия ВМФ от мирового уровня.
5. Исключения проведения необходимых испытаний этой торпеды при обоснованных сомнениях в ее боеспособности в условиях Арктики и в безопасности практического варианта (являющегося предпосылкой к взрыву на торпедной палубе).
И последний вопрос – самый простой и одновременно сложный, ответ на который нужен в первую очередь семьям погибшего экипажа «Курска»: почему на его борту (и на других атомоходах ВМФ) не оказалось торпед ДСТ?


Этот человек:

Про то как он "способен" "ответить", наглядно https://mina030.livejournal.com/6080.html?thread=9664#t9664
Про "предпосылку к взрыву и пожару на торпедной палубе" - "Лошарик на торпедной палубе" https://mina030.livejournal.com/13128.html

Что касается "версии г.Рязанцева", то по ней, видимо стоит сделать отдельный пост.
Кратко - у Рязанцева был большой личный конфликт с командованием СФ, и все его так называемое "расследование" не что иное как сведение личных счетов. По технике (и торпеды 65-76А, и АПРК проекта 949А) у него про просто "ошибки" а БЕЗГРАМОТНАЯ АХИНЕЯ. Г.Рязанцев, будучи в комиссии, даже не соизволил техописания торпеды открыть (из коего он мог узнать, например, о существовании "электронной блокировки", снимаемой по команде "Залп" БИУС, - что полностью "торпедирует" его "версию"), о консультациях со специалистами и речи не было. Рязанцеву это было не нужно.

При этом я ни в коей мере не хочу выгораживать командование СФ. Приходилось слышать (и я с этим согласен) весьма нецензурные высказывания по задержке с объявлением тревоги по флоту и началом поиска.
Тем кто остался в корме, необходимо было выходить, и это было реально. В смысле выход (пока не поднялось давление в отсеке).
Только вот наверху их ждала смерть от переохлаждения, ибо поиск был начат слишком поздно.
Но никто не вышел.

Телеграмм-каналы "Минная дивизия" и "Морская мощь государства"

"Морская мощь государства"
https://t.me/SeaPower
- по нему есть "замысел умысла" по создание морского военно-политического ресурса
По факту таких у нас сегодня просто нет.
"Минная дивизия"
https://t.me/ASWman
- вопросы в первую очередь морского подводного оружия и подводной войны

"историко-архивное"

... По скудным сведениям, проникающим из-за рубежа, можно предположить, что мы сильно отстали в области торпедного вооружения от западноевропейских образцов. Помимо этого торпедное оружие далеко еще не исчерпало всех возможностей своего усовершенствования на базе уровня современной техники. Поэтому уже в 1936 г. (частично в 1935 г.) ГУВП дал задание конструкторскому бюро завода «Двигатель» ряд заданий на проектирование новых образцов:
Опытные работы 1936 г. Торпеда Д‑5. В 1935 г. завод «Двигатель» получил задание от главка на проектирование нового типа торпеды. Завод изготовил и испытал торпеду Д‑5, которая получилась путем увеличения диаметра цилиндров главной машины и резервуара Д-4. Мощность двигателя возросла до 400 сил вместо 300. Скорость на той же дистанции (4 тыс. м) выросла до 50 узлов вместо 43. Со второго полугодия в случае удачных результатов испытаний в море намечен переход на Д‑5.
Торпеда ПБ‑7 (авторы Перля, Врун). За счет увеличения давления в резервуаре, увеличения длины зарядного отделения и уменьшения веса, благодаря оплетке резервуара проволокой, увеличен заряд торпеды вдвое, с 250 до 500 кг. Возможна модернизация старого объекта. Объект изготовлен и испытан на стенде (на тормозе). Путем присоединения этого резервуара к любой торпеде увеличиваются ее тактические качества. В I квартале 1937 г. намечается окончательное испытание опытного образца в море. Кроме того, предполагается в 1937 г. построить авиационную торпеду 18‑дюймовую, основанную на том же принципе. Такая торпеда при весе 1100 кг будет иметь тактические данные торпеды 21‑дюймовой, благодаря чему вместо двух торпед торпедоносец сможет нести 4 торпеды.
Бесследная электрическая торпеда с тактическими качествами Д-4. В 1936 г. изготовлена опытная батарея. В 1937 г. намечается окончание объекта. По сравнению с водородно-кислородным вариантом имеет большие преимущества ввиду безопасности и удобства в эксплуатации и обращении.
Торпеда Д‑10. Находится еще в стадии проектирования. Несмотря на это является первоочередной реально полезной задачей. Это та же торпеда Д‑5, но со стальными цилиндрами и картерами. Сталь позволит значительно поднять температуру, а следовательно улучшит все показатели торпеды Д‑5 (скорость 55 узлов).
Торпеда Д‑6. Торпеда с 12‑цилиндровым двигателем 800 л. с. дает скорость 60 узлов на дистанции 4 тыс. м. В 1936 г. изготовлена лишь опытная двухцилиндровая секция двигателя для проверки правильности рабочего проекта.
Кроме того, начаты работы по теле- и радиоуправлению торпедой, по авиасбрасыванию, по применению новых видов энергии (кислород, обогащенный воздух и т. д.). Эти работы крайне необходимы. Однако при наличии имеющихся скудных производственных ресурсов работы эти ведутся крайне медленно и не могут удовлетворить требования флота и обороны страны.

Докладная записка начальника отдела 3-го Главного управления НКОП СССР¹* Б. Хазанова наркому оборонной промышленности СССР М. Л. Рухимовичу о состоянии производства торпедного вооружения
5 января 1937 г.Совершенно секретно.
http://istmat.info/node/48630

Постановление Комитета обороны при СНК СССР № 227сс “О производстве минно-трального оружия”
19 сентября 1938 г.Совершенно секретно.
Рассмотрев состояние минно-трального вооружения, Комитет обороны при СНК Союза ССР констатирует: состоящие на вооружении РККФ образцы минно-трального и противолодочного оружия, за исключением мин обр. 1926 г., КБ‑3, ПЛТ, прибора “Чайка” и глубинных бомб, являются образцами периода империалистической войны и не отвечают современным требованиям тактики. На вооружении нет крайне необходимых антенных мин, плавающих мин, авиационных мин, мин для районов с переменным уровнем, тралов для проводки кораблей в ночное время, тралов для борьбы с неконтактными минами.
Мины обр. 1926 г., КБ‑3, ПЛТ и прибор “Чайка”, хотя и являются современными образцами, но имеют ряд серьезных дефектов, снижающих их тактические свойства.
Однако даже мины, ранее освоенные в порядке “улучшения”, оказались испорченными. При проведении в 1938 г. испытаний в минах, находящихся в серийном производстве обнаружены следующие серьезные дефекты...

http://istmat.info/node/57449

Молотову, Кагановичу, Куйбышеву.
По достоверным данным выполнение плана по строительству торпедного завода в Махачкале идет из рук вон плохо. Нарушены все сроки, дезорганизация работ полная. Нам грозит опасность остаться без торпед, — будут подлодки, не будет торпед, флот будет разоружен. Предлагаем вызвать в комиссию организаторов строительства и принять драконовские меры для создания перелома, для окончания завода в срок.
Сталин. Ворошилов.

№33 14/IX-33 г.
http://istmat.info/node/34623

Доклад заместителя инспектора военно-морских сил РККА П. Смирнова наркому по военным и морским делам СССР и председателю Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилову «О причинах невыполнения судостроительных программ за 2,5 года»
2 января 1934 г.Совершенно секретно.
Постановление правительства от 11 июля 1931 г. было поворотным в строительстве морских сил¹*. Предыдущий период характеризовался тем, что приходилось драться за каждый рубль, отпускавшийся на флот. После этого постановления морским силам страна дает все. Дается так много, что ни в 1931, ни 1932, ни 1933 годах моряки не могли истратить всех средств, кои им отпускались. Между тем в результате двух с половиной годичной работы на 31 декабря 1933 г. постановление почти совсем не выполнено. По существу на настоящее время едва закончена старая программа 1929, 1930 гг. По ней вступили в строй: 6 «Ленинцев», 4 «Щуки», торпедные катера — 64 штуки. Из новой программы (собственно из постановления от 11 июля) вступило: 8 «Щук», 12 «Малюток», 1 торпедный катер Г‑5. Неудовлетворительное выполнение программы старой и новой зависело и зависит не только от слабой работы промышленности. Во многом такое безобразное опоздание зависит от причин, лежавших вне ее.
I. После постановления правительства от 11 июля 1931 г. старая программа была сорвана. Доказывалась нецелесообразность кораблей, включенных в нее. Существовало тогда мнение, что если сохранится производство кораблей по этой программе, то будет сорвана и не выполнена новая программа. На деле вышло ни то, ни другое. Сторожевики были прекращены производством на том основании, что были объявлены не мореходными, никчемными кораблями. Практика показала, что они мореходны не менее чем миноносцы. Подводные лодки «Декабристы»²* были объявлены негодными. Еще ранее этого наморси т. Орлов, будучи командующим морскими силами Черного моря, утверждал, что комбинированные лодки типа «Ленинцы» не нужны для театра. Сейчас «Декабристы» показали себя хорошими лодками, «Ленинцы» — отличными. Тов. Орлов забыл и не любит, если вспоминают другие о том, что он категорически и несколько раз в письменном виде выступал против «Ленинцев» при их закладке. Одновременно были прекращены новые заказы на постройку торпедных катеров и заканчивалась только старая программа. Переделывался бесконечное количество раз проект лидера, который мы заложили с громадным запозданием, и который вступит в строй не ранее конца 1935 г. Было объявлено «дрянью» все, что делалось по старой программе, и начались искания новых типов кораблей. На практике такое поведение привело к физической и моральной демобилизации промышленности, которая загрузилась посторонними заказами, приостановив или максимально замедлив темпы по выполнению старой программы флота. Когда правительство, при протестах УВMC, вновь постановило в большом количестве строить «Щуки», сторожевики, торпедные катера, это явилось для промышленности полной неожиданностью. Началось новое собирание сил и новый разворот работ. Таким образом 1932 г., по вине УВМС, был полностью потерян для усиления морского флота.

...
Заключение
Бедные итоги судостроения за два с половиною года свидетельствуют о явном неблагополучии не только в промышленности. Систематическая проволочка в изысканиях и проектировании новых единиц требует пересмотра этого вопроса во всей широте. Авиапромышленность имеет ЦАГИ и ЦИАМ, оснащенные техникой и кадрами, которые дают не только законченные проекты, но вполне готовые и испытанные самолеты и моторы. Мы приготовили за время революции сотни квалифицированных инженеров. Судостроительная промышленность не имеет ни кадров, ни органа вроде ЦАГИ и ЦИАМа.
В Управлении военно-морских сил кораблестроение отделено от оружия. Отделено искусственно. Получается семь нянек, одна кивает на другую и никто не отвечает за проект, даже за наблюдение за своевременным выполнением. Это относится также и к наблюдению в промышленности за выполнением морских заказов. Жизнь неуклонно требует обратного соединения воедино этих отраслей, чтобы один человек, объединяя их, отвечал за все.
То, что правительство вынуждено заниматься в течение уже двух лет такими мелочами, как, например, заместительные цистерны на «Малютках» или бачки на подлодках типа «Щука», говорит о том, что не пора ли пересмотреть не только вопросы ответственности, но организацию и систему работы моряков.
Наконец, провал двух развернутых морских программ со времени всего с 11 июля 1931 г., а также задачи обороны на Дальнем Востоке вызывают со всей настоятельностью необходимость проработки такой судостроительной программы, выполнение которой в наикратчайший срок дало бы нам безопасность с моря на Востоке и в то же время обеспечивало бы нам развитие и накопление сил и средств для выполнения более расширенных оперативных оборонительных планов.
Зам. инспектора Военно-морских сил РККА П. Смирнов

http://istmat.info/node/48351

Бергстрем.
В 1934 г. морская авиация пережила очень приятный момент. Прежде всего морская авиация в широком масштабе заняла то место, которое ей должно принадлежать. Морская авиация в 1934 г. впервые была широко втянута в воздушноморские операции.
Наш командующий товарищ Кожанов говорил о недостатках, которые мы имели. Эти недостатки были результатом того, что до этого морская авиация никогда по-серьезному не занималась такими большими вопросами, как вопросы воздушно-морского боя. В первое время авиационные работники не представляли себе, как же проводить воздушно-морской бой. Это не укладывалось в голове у младших флагманов флота, но в процессе проведения различных игр и учений, которые нередко сопровождались демонстрацией действий бомб крупного калибра, мы видели как весь начсостав моря понемногу соглашался с тем, что авиация на сегодняшний день может выступить как очень серьезный противник морским кораблям.
К сожалению, мы имеем на сегодня еще большой недостаток, это — вопрос о том, какими же бомбами действовать в зависимости снаряда от мишени (цели), ответа на этот вопрос мы не получили.
Для получения ответа мы обязаны создать полигоны с броневыми мишенями, где будем иметь возможность испытывать дорогостоящие бомбы. То, что делаем сейчас — это недостаточно. Мы не знаем практически, что дает та или иная бомба при встрече с броней, а это создает большую путаницу. Спросите у авиационных работников, которые здесь сидят, чем атаковывать морские цели, и мнение у всех будет разное.
Самолеты, которые сейчас имеются на вооружении у нас, обладают скоростью порядка 200 км в час. Такая скорость нас удовлетворить не может. Нам нужны разведчики, имеющие скорость не меньше 300 км в час, иначе мы не можем решать задачи разведки с последующим нанесением удара противнику. Мы должны наносить свой удар как можно дальше от своих берегов, а для этого нужны хорошие разведывательные машины. В этом году технику этого дела мы освоили, умеем производить разведку, умеем передавать то, что видим, но все это недостаточно, повторяю, недостаточна скорость движения наших разведчиков, а это нас губит.
Мы не имеем даже опытных образцов пикирующих самолетов. А между тем мы знаем, что англичане в этом направлении сильно работают и занимаются вопросом о том, как бить корабли противника с пикирующих самолетов. Эти пикирующие самолеты имеют тем большее значение, что они являются и торпедоносителями. И вот мы не имеем мало-мальски приличного образца такой самолет. Более того, надо сказать, что те опыты, которые мы проводили с истребителями, опыты с пикирующими самолетами, опыты бомбометания пикирующих самолетов, эти опыты дали прекрасные результаты. Мы прямо можем сказать — зенитчики растерялись и прямо говорят — самое страшное для нас пикирующий самолет. Вывод: мы обязаны создать самолет — пикирующий бомбардировщик.
Мы имеем первоначальные результаты в области торпедометания. Мы этим вопросом занимались много. Надо сказать, что сперва мы не уделяли достаточного внимания этому вопросу, но впоследствии на это дело нажали и имеем кой-какие положительные результаты применения торпед. Но опять-таки этот важнейший род оружия, сложнейший род оружия находится в полной обезличке. Торпедами нас снабжает флот, самолетами — ВВС, а остальное снабжение дается какой-то третьей организацией. А в результате все нас снабжают, а мы по-старому без материальной части и этот важнейший род оружия не можем использовать. Люди, которые должны заниматься технически этим делом, к сожалению, мало занимаются этим делом и поэтому в этом деле не имеем достаточных результатов.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 51. Л. 332-335.

Кожанов.
Я считаю себя обязанным доложить наркому о выполнении новой задачи приказа № 0101, новой задачи, которая именуется как «новые формы воздушно-морского боя».
Начальствующий состав Морских сил в течение года добросовестно и напряженно работал над этой чрезвычайно важной задачей приказа № 0101. Проведено значительное количество игр, разработок, отработок, наставлений, отдельных малых и больших отрядных учений. В конце концов, вся боевая подготовка 1934 г. сводилась к работе, к творческой работе начсостава над этой задачей. Но работа еще далеко не закончена и в отдельных случаях происходят поиски решения поставленных задач.
Пути, по которым мы шли в развитии этой основной задачи, сводились в первую очередь к отработке самостоятельного авиационного удара против однородного, а затем маневренного соединения флота в открытом море. Затем — к отработке мощного подводного удара во взаимодействии с авиацией, далее к отработке тактики всех остальных элементов Морских сил с учетом влияния этих основных ударов. Понятно, что не только этими операциями, боями Морские силы занимались, но вышеуказанные являлись основными для начсостава Морских сил Черного моря.
Совершенно естественно, что, когда речь идет о новых формах воздушно-морского боя, все наше внимание первоначально было направлено на оперативно-тактические возможности нашей морской и сухопутной авиации. К великому сожалению, мы должны были констатировать, что авиация вовсе не подготовлена к удару против такой мощной и маневренной крепости, каким является флот. В лучшем случае они «налетали» и «бомбили» или, просто говоря, плавали над флотом, но совершенно отсутствовал какой-либо организованный и мощный удар авиации по флоту.
Прежде всего мы считали необходимым, что до нанесения основного удара для выполнения задачи уничтожить линейный корабль или крейсер — необходимо организовать помощь авиации предварительным ударом до решения основного удара. Прежде всего нам нужно было задушить зенитную артиллерию — столь мощную на флоте. Если взять заграничные корабли, например, вашингтонские крейсера, то они имеют от 8 до 16 ЮО-мм пушек, а если мы примем во внимание всю эскадру, весь флот, это огромное количество мощных зенитных артиллерийских средств на флоте. Совершенно естественно мы должны первоначально задушить, задавить зенитный огонь эскадры, затем расстроить порядки флота, расстроить боевое управление, а затем уже наносить сильный и мощный удар основной тяжелой авиацией. Это заставляло нас в обеспечивающем ударе применять самое разнообразное оружие авиации. Мы должны были расстраивать порядки флота прежде всего комбинированным ударом, высоким и низким торпедометанием. Это является самым лучшим средством для расстройства порядков флота. Зенитную артиллерию необходимо подавлять таким очень важным средством как раппы, химия. Затем весь этот обеспечивающий удар с большим количеством самолетов требовал применение дымовой завесы для того, чтобы ограничить, стеснить маневр флота. И затем приступали к нанесению основного удара по флоту.
Как вы знаете, народный комиссар в своем приказе по Балтфлоту[1] (тоже относится и к Черноморскому флоту) не считал правильным в строях со значительным количеством самолетов производить атаку эскадры в составе линейных кораблей, крейсеров, т.е. с мощными зенитными средствами и с такой маневренностью, какой обладает флот. Это заставило нас совершенно изменить порядки и строй самой авиации, наносить удар с разных направлений, с разных высот. И, несмотря на огромную работу по отработке самостоятельного удара авиации, все же мы считаем, что авиация еще не отработала мощного и организованного удара по флоту, не отработала потому, что она имеет еще ряд крупных недостатков. Прежде всего — нечеткая отработка как главного, так и обеспечивающего удара, в том числе и техники удара. Тогда как здесь нужно большое искусство, часто все сводится к простому «плаванию» над флотом.
Затем недостатки в области развертывания. Как правило, флот видит авиацию на расстоянии 100—110 кабельтовых, это слишком большое расстояние, которое дает возможность флоту быстро развернуться для боя или совершить отход. Казалось нам в момент проведения учения, что флот имеет даже большую скорость, чем авиация в развертывании, переразвертывании при нанесении сосредоточенного удара авиацией. Это происходило потому, что авиация не может у нас перестраиваться. Как правило, она тащит за собой слишком большой хвост и циркуляция на 90, 18ОЕ занимает слишком большое время. Авиация должна уметь перестраиваться одновременно, а не последовательно в больших массах самолетов. Этим мы значительно увеличим маневренность авиации при развертывании. Совершенно отдельно стоит вопрос о неумении скрытно производить развертывание.
Затем нашим недостатком является слабая отработка ночных действий авиации и особенно атаки непосредственно на флот. Здесь непочатый край работы, но мы совершенно не приступили к этому. Мы только отработали боевое управление с отдельными самолетами, а атаку на флот ночью, как это отработано в дневных условиях, мы считать это отработанным не можем. Наконец, несмотря на большую работу в области боевого управления, в этом самостоятельном ударе авиации по флоту боевое управление все же является слабым. Я говорю, несмотря на то, что все воздушные начальники низших и высших рангов управляли непосредственно авиацией в воздухе и бою, даже нам приходилось и морских, как общевойсковых начальников, таких как командиров бригад подводных лодок, командиров бригад торпедных катеров, сажать непосредственно на самолеты и управлять ударом авиационным и подводным. И все же мы считаем, что, несмотря на отдельную связь, которая имеется в 106-й, 107-й бригадах все же боевое управление нельзя считать достаточно отработанным. Нам необходимо провести ряд опытных учений по выяснению эффективности авиационного оружия по флоту.
Мне известна очень большая работа и большое количество опытных учений, которые в текущем году проводились в Севастополе промышленностью и товарищем Алкснисом. Их результаты убеждают меня в том, что необходимо провести ряд опытных учений для выяснения эффективности нашего оружия против флота. Это, в свою очередь, будет влиять на тактику авиации и в частности на самостоятельный удар авиации по флоту.
Понятно, мы отработали не только самостоятельный удар авиации, но и его взаимодействие с подводными лодками, с торпедными катерами. Этот тип операции проводили и в 1934 г., и в 1932 г., и в ряде предыдущих годов.
Теперь о другом средстве борьбы на море — подводном оружии, мощном, скрытом, автономном, но вместе с тем тихоходном и недальнозорком. Я на прошлом пленуме РВС СССР выступал с необходимостью начать работу над групповым использованием подводных лодок. В этом году мы проделали ряд отрядных учений по использованию групп подводных лодок по флоту. Группы составлялись в две-три лодки. Практика показала возможность группового использования подводных лодок. Понятно, групповое использование подводных лодок не есть единственная форма использования подводных лодок. Работа в 1934 г. меня убедила в том, что это дело и в 1935 г. надо продолжать.
Я считаю необходимым в 1935 г. перейти к групповому использованию подводных лодок ночью. Я считаю, что подводные лодки ночью являются самым мощным средством для слабейшей стороны особенно, если взять такой важный театр, как дальневосточный. В самом деле подводные лодки так же как и миноносцы идут ночью в соединении по 3 по 4 штуки, направляемые авиацией, и при скрытом и близком подходе к противнику они могут нанести сильный удар по надводному флоту. А если взять, например, Дальний Восток, — это единственное средство борьбы ночью. Поэтому мы должны в 1935 г. перейти на групповое использование подводных лодок ночью. Понятно, что вся эта сложная обстановка на море в связи с новыми формами воздушно-морского боя не может не повлиять на общую тактику всех остальных элементов Морских сил. Эти два мощных средства на море заставили прежде всего флот рассредоточивать свои порядки — строи. Я думаю, что теперь уже отнесены в область придания длинные кильватерные колонны и сомкнутые ордера, которые мы строили главным образом против надводного и подводного флота. Теперь мы должны перейти к рассредоточенным порядкам флота. На Черном море даже выработаны ордера, которые называются просто зенитными ордерами.
Кроме того, мы должны значительно увеличить ночные действия всех элементов Морских сил. Мы должны увеличить скрытность и быстроту марша-маневра развертывания Морских сил, значительно увеличить охрану мелкими кораблями и самолетами флота. Новые усложненные формы боя не могут не влиять, хотя в меньшей степени, на береговую оборону и прежде всего на подготовку наших батарей к воздушной обороне. Мы обнаружили, что наши батареи совершенно не организованы и не способны на организованную противовоздушную оборону со стороны батарей береговой обороны.
Я не имею времени остановиться на ПВО, но скажу, что противовоздушная оборона не вошла еще во всю практику боевой подготовки Морских сил, как крупнейшая и серьезнейшая операция для любого корабля, соединения и, наконец, для всех Морских сил.
Таким образом я считаю нужным поставить те же самые задачи, которые стоят в приказе № 0101, выпятив, дополнив, поставив на соответствующее место роль и значение подводных лодок.

РГВА. Ф. 4. Оп. 18. Д. 51. Л. 322-327.

Военный совет при НКО СССР. Декабрь 1934 г.: Документы и материалы. - М. : "РОССПЭН", 2007. С. 269-310
http://istmat.info/node/32594

и очередной ролик Мирослава Морозова


о предшествующих - https://mina030.livejournal.com/15094.html

... необходимо одно маленькое, но крайне неприятное в 21-м веке условие – хорошая глобальная война


В. Пастухов― Опять-таки, здесь остаюсь на позиции, которой придерживаюсь давно и последовательно. С моей точки зрения наиболее вероятный исход путинского режима – это сменщик, который придет изнутри и наименее вероятный исход путинского режима – это сменщик, который придет снаружи.
А. Венедиктов― То есть скорее Медведев, чем Навальный.
В. Пастухов― Да, скорее Медведев, чем Навальный. Потому что для того чтобы победил Навальный необходимо одно маленькое, но крайне неприятное в 21-м веке условие – это хорошая глобальная война. Потому что мы видели в 20-м веке две модели смены, скажем так, деспотических режимов в России. Это модель 16-17-го годов, модель 89-91 годов. И первая модель она на самом деле по определенным параметрам нам сегодняшним ближе, чем вторая. То есть на самом деле вообще если идти путем исторических аналогий, то в полном соответствии с гегелевской диалектикой, мы развиваемся сегодня в парадигме, скажем, 1898-1917 годы. И исход 16-17-го годов нам гораздо ближе. Но там было одно маленькое условие – это примерно миллион дезертиров вооруженных, которые бродили по всей этой необъятной империи. И, собственно говоря, если бы этого условия не было, то, в общем, мы бы эту картину никогда не наблюдали. В 89-91 году этого условия все-таки не было. Потому что холодная война это немного другое и поражение в холодной войне оно было, конечно, ощутимым, но оно не привело к такой дестабилизации режима. Поэтому там просто, в конечном счете, режим упал, как перезрелый плод падает с дерева. Я думаю, что, в конечном счете, поскольку войны я надеюсь, не будет, в этой ситуации будет какой-то гибрид.

https://echo.msk.ru/programs/albac/2688917-echo/

При этом нужно понимать что "Старый лис" Венедиктов это не "инсайдер", то что он высказывает - его сугубо личное мнение, но (!) высказываемое не столько для "общества вообще", сколько определенных его групп.
С ним можно соглашаться или не соглашаться, но делает он это мастерски. Даже в "весьма некомфортной обстановке", см. например:


PS
Несколько лет назад, имел разговор "по широкому кругу вопросов" в "очень высоком кабинете" (не в смысле этажности), разговор имел ряд серьезных и громких последствий. Понятно что был "хорошо на нервах" (очень непонятно было чем это все закончится). Но больше всего в разговоре меня тогда поразила фраза хозяина кабинета: "Войны не будет …"
- произнесённая в течении разговора многократно.
Было такое чувство что говоривший пытался этой фразой убедить не столько меня, сколько себя самого ...

Как там говорит Венедиктов? - Наблюдайте!
И делайте выводы.
САМИ.

Парадный блеск и боевая эффективность. О Главном военно-морском параде и не только...



https://topwar.ru/173633-paradnyj-blesk-i-boevaja-jeffektivnost-o-glavnom-voenno-morskom-parade-i-ne-tolko.html

Случись нам сейчас вступить даже в вялые боестолкновения с каким-то компетентным противником, который сможет «отработать» по нашим слабым местам (противоминная и противолодочная оборона, например), не давая себе навязать те сценарии, в которых мы сильны (бой с любых сил с надводными кораблями), и наша политическая система получит такой удар, от которого ей будет не подняться никогда. Мощнейшая пропаганда убедила народ в том, что мы если не самые сильные в мире, то почти самые.
Несколько уничтоженных «всухую» подлодок и заминированная база, из которой мы не можем быстро и без потерь выйти, создадут у населения впечатление не просто о том, что ему лгали, а о слабости, неполноценности и непригодности всей государственной машины.
При этом в силу того, что толпы не умеют мыслить рационально, ложью будет считаться вообще всё, что исходит от властей. Даже правда.
А это уже революционная ситуация.
Так что военно-морские парады, за которыми не стоит реальная сила, могут выйти нам настолько боком, что это не поддаётся никакому описанию. Это не значит, что их не надо проводить, ни в коем случае. Они нужны и именно в том виде, в котором их проводят. Просто они не должны подменять собой реальные военные возможности.
Парады нужны. Но военная сила, которая демонстрируется на ГВМП, должна быть настоящей. Без единого бутафорского элемента. Настоящие тральщики с настоящими, а не музейными противоминными возможностями, настоящие, а не мифические антиторпеды на всех без исключения боевых кораблях и подлодках, настоящие гидроакустические станции на корабельных вертолётах, а не раритеты, от которых турки попадали бы на землю от смеха.
Сейчас это, к сожалению, не так, и для нашей страны это очень опасно.